PDA-версия   Home   Карта сайта   E-Mail
 
 E-mailПароль 
  

 
Забыл пароль  Регистрация
  Главная / Стихи / Стихи одним файлом

Мысли вслух
Что-то, подобное дневнику или блогу - мысли вслух, не обязательно мои, но и не всегда чужие. Иногда это веселые истории, иногда - заметки для памяти, иногда что-то любопытное, иногда - сухие научные факты. А в общем - всего понемножку. Ваши комментарии приветствуются.

Сейчас на сайте

1 пользователей в том числе:
В чате 0 пользователей в том числе:
   

Сиреневый дождь

Это сиреневый дождь,
Это туманный восход.
Воздуха свежая дрожь
И лепестков хоровод.

Солнце, пятном в облаках,
Дождика свежий привет,
Капельки на лепестках,
Утра сиреневый цвет.

Москва, 14 мая 2015 года.

А сегодня выпал первый снег

А сегодня выпал первый снег,
Первый день, укрытый первым цветом...
На траву, что зеленела летом
На листву, хранящую тепло...
Нет, еще пока не замело,
Это только первые снежинки
На окне, как будто на картинке -
Бесконечный белых хлопьев бег.
Да, сегодня выпал первый снег.

Москва, 26 октября 2012 года.

Сорок шесть

Ветви, листочки -
Рифмы и строчки.
Шорохи ночи -
Как многоточие.
Звездным ответом
Слышится где-то
Ветра ночного
Тихое слово.

Луч рассвета в ночной тишине
И тумана холодная взвесь.
Это осень на желтой стене
Написала число "сорок шесть".

И, наверное, это не зря - 
Так ведется с издавних времен
Сквозь туман пламенеет заря
И светлеет ночной небосклон.

Только где-то, в ночной тишине
Есть небес голубой лоскуток,
Луч рассвета на желтой стене
И тумана холодный поток.

Звезды и тени
Словно ступени -
Путь до рассвета
Дальнего лета.
Скажется снова
Тихое слово.
Ветру ночному -
Сорок шестому.

15 октября 2012 года

Песня

Было так - мы искали пути,
Мы измерили много дорог
Было много надежд впереди
Целый мир ненаписанных строк.

Но проходят минуты и дни
И сменяются зимы весной.
Сколько нам остается пройти?
Где найдем мы приют и покой?

Где-то, где-то, где-то под огромным небом
Есть места где кто-то ожидает нас.
Но куда-то в небыль, зноем или снегом
Мы опять проходим мимо каждый раз.

Может быть где-то там, далеко
Распустились весною цветы,
И стрижи, поднимаясь легко
Вниз глядят с голубой высоты.

Может быть, смотрят пристально вдаль
Те, кто любят и помнят и ждут.
Мы могли бы прийти в эту даль,
Но дороги туда не ведут.

Где-то, где-то, где-то под огромным небом
Есть места где кто-то ожидает нас.
Зноем или снегом, неустанным бегом
Мы опять проходим мимо каждый раз.

10 октября 2012 года.

Осенний дождь

Сквозь лужи - 
Искры летнего величия
И осень - словно груз прошедших лет.
И дождь идет,
Смывая с веток листья,
И тусклой желтизной скрывает след.

А в каплях - 
Суета и отражения
И давних прошлых дней забытый свет.
Вся наша жизнь
Сомненья, вдохновенья
И лица те, которых рядом нет.

Текут, текут 
Холодные потоки,
Небесных вод прозрачная стена.
И капли 
Прочитаются как строки
Холодного рифмованного сна.

5 октября 2012 года.

Песня осеннего дождя

От рассвета до вечера дождь,
Сонных улиц холодная дрожь.
Только вспомни, что где-то
Есть ушедшее лето
Но его ни а что не вернешь.

Ты ушла ни о чем не спросив,
Только дождь доиграет мотив.
Это больше разлуки
Это осени звуки
Замирают, на стеклах застыв.

Осень, осень, осень постучалась к нам в окно,
Все о чем ни спросишь - все закончилось давно.
Грусть и разочарованье
Боль потерь и расставанья 
Ожидают всех нас на краю осенних снов.

Это осень танцует для вас
Это осени мокнущий вальс
Это осень танцует
И на стеклах рисует
Капли слез из неведомых глаз.

Осень, осень, осень - ты стучишься к нам в окно,
Все о чем ни спросишь - словно старое кино.
Грусть и разочарованье
Боль потерь и расставанья 
Ожидают всех нас на краю осенних снов.

5 октября 2012 года

* * *

Мы на тропочках узеньких
В этих странных полях
Потеряли иллюзии
О себе и друзьях.

Мы теряем иллюзии -
Почему вновь и вновь
Возвращаемся к дружбе?
Снова верим в любовь?

Почему на распутии
Где-то там, далеко
Вспоминается лучшее
И идется легко.

Подмосковье, 13 сентября 2012 года

И снова утренний туман

И снова утренний туман...
И снова, словно в детском сне
Блестит весенняя листва
И ветви тянутся ко мне,
И будто слышу капель звон,
И, ветви, сеть, из темноты
Плывущий в детство ловит сон.

Подмосковье, 6 мая 2012 года

Следы на снегу

Мне казалось, что времени бег
Сглажен вечной и тусклой зимой
И холодный нетающий снег
Это просто застывший покой.

Я хотел горизонт изучить
И дойти до него поскорей.
Оказалось, что это лучи
Дальних улиц и их фонарей.

Мне казалось, что можно понять
Кто глядит на меня с высоты
Кто скрывается в мареве дня
И с рассветом уносит мечты.

Если прошлая жизнь дорога
Нам от них никуда не уйти,
Но срываются с неба снега
И ложатся на нашем пути.

По свинцовому небу идти
Над травой на замерзшем лугу
И увидеть, что наши пути
Это просто следы на снегу.

Москва, 15 февраля 2012 года

Глазки

И откуда-то с небосклона,
В неба утренней синеве,
Эти склоны лучем зеленым
Вспыхнут глазками на листве.

Капли - краски откроют глазки,
Засверкают сквозь листьев тень.
Эти глазки без приукраски,
Осветили весь белый день!

А под вечер закрылись глазки
И, пусть капель в траве не счесть,
Солнца краски снимают маски
И покажут все так, как есть

Москва, 3 октября 2011 года

Сорок пять

Серостью, желтизной
Кутаются дома.
Осень встает стеной,
А впереди зима.

Осень встает стеной -
Листья и первый лед.
Бледной зари волной
Мой сорок пятый год.

Ходят строчки чередою,
Словно капли над водою,
И за новою строкою
Тянется строка.

Там, где медленные воды,
Водят капли хороводы,
И приносят строчки всходы
Как течет река

Бледный зари полет -
Влагой прошедших лет
Осень спешит вперед,
А впереди - рассвет

А впереди - зима,
Иней и белый лед.
Сквозь октября туман
Мой сорок пятый год.

Капли дождя

Капли дождя, шорох ветвей
И тишина, и соловей.
И соловей и тишина -
Это весна.

Капли дождя, грома раскат
Словно глаза капли глядят
Словно глаза неба и сна -
Это весна.

Капли дождя, влажный рассвет,
Бледной зари розовый цвет.
Розовый цвет и тишина - 
Это весна.

Подмосковье, 4 мая 2011 года.

Вальс о Весне

Капли весенних дней -
Память былого лета.
В черную сеть ветвей
Пойман кусок рассвета.

В черную сеть ветвей
Клок голубого неба -
Холод последних дней,
Зимняя ночь и небыль.

Ветер раскрыл окно,
Свежий, шальной и теплый.
Запах холодных снов -
Зимняя тень на стеклах.

Лучики на стене -
Ярко и одиноко.
Сумерек зимних дней
Скроется вдаль до срока.

И голубым пятном
Сквозь паутину веток,
Вновь постучит в окно
Теплый весенний ветер.

Подмосковье, 2 мая 2011 года.

Первый дождь

Это был первый день,
Это был первый дождь.
Тучи небесной тень,
Ветра по лужам дрожь.

Серою пеленой,
Свежесть коснулась лиц
Тенью весенних снов
И перелетных птиц.

А за стеной дождя
Бледного неба свет
И облака скользят
Тенью минувших лет.

Москва, 29 апреля 2011 года.

Сорок четыре

Стали секунды - пыль,
Стало ладонью - небо.
Сорок четыре - быль,
Сорок четыре - небыль.

Дрогнули, расплылись
Календаря страницы.
Сорок четыре - снись
Нам миражи и лица.

Может быть, не сбылось,
То, что казалось важным.
Сорок четыре - брось!
Это ли скажет каждый!

Шепот ушедших лет,
Сумерки колыбели.
Сорок четыре - нет!
Мы не напрасно пели!

Скажете - ерунда,
И повторите вместе:
Сорок четыре - да!
Будут другие песни.

Будет еще закат,
Будут еще рассветы.
Сорок четыре - так!
Я вам спою об этом.

13 февраля 2011 года

Сорок три

И листву и дома осень красит желтеющей кистью.
И небесная марь - это тень от былой синевы.
На рассвете туман опустился на желтые листья
Будто осень сама засыпает под шорох листвы.

И привидится вслед, будто лето еще улыбнется,
Как последний привет перед зимним, холодным житьем,
И торопит рассвет с сорок третьим малиновым солнцем,
Что в осенней листве отражение ищет свое.

И пусть сводит с ума, красит небо рубиновым цветом
И пускай эта ночь говорит "через год я вернусь",
Сорок третий туман обернется весенним рассветом,
Песни зимние вновь сменит осень, прохлада и грусть.

13 февраля 2011 года

Где-то там, над пустынею белой...

Где-то там, над пустынею белой
Серых туч нескончаемый бег,
И безмолвны сугробы и иней,
И вокруг только ветер и снег.

Где-то там замело все дороги,
Все пути закрывают снега...
Оглянись, ты уже на пороге
А вокруг лишь метель и пурга.

Но вдали, в полумраке безбрежном
Точно так же как годы назад,
Пролетая над сумраком снежным
Происходят рассвет и закат.

Лунный лучик, холодный и острый
Светом дальней снежинки сверкни,
И приснятся грядущие весны,
И прошедшие летние дни.

Москва, 8 февраля 2011 года.

В середине зимы

Небеса неясны
И затянуты тускло
Середина зимы,
Хлопья снега и пусто.

И нельзя различить
В нем весеннее небо
Даже если смотреть
Долго в серую небыль

Середина зимы -
Это путь незаметный
От декабрьской тьмы
До весенних рассветов.

Москва, 7 февраля 2011

Одиночество

Одиночество - да,
Одиночество - нет.
Одиночество - тень,
Одиночество - свет.

Одиночество - нет
Ни друзей ни врагов,
И не видно лица
И не слышно шагов.

Одиночество - ряд
Ускользающих дней,
Тень в шеренге таких же
Нечетких теней,

Мир которого нет
Из цветного стекла,
Еле видимый свет,
Чуть заметная мгла...

9 февраля 2011 года

Вот и осень пришла нежданно.

Вот и осень пришла нежданно,
Снова, кажется, нет конца
Завершенью и увяданью -
Так смывается грим с лица.

Снова осень стучится в двери,
Каплей влажной шуршит в окно,
И я, кажется, снова верю -
Все свершается, как должно.

Москва, 15 сентября 2010 года.

Этот город

Этот город как скопище каменных глыб,
Он когда-то родился, когда-то погиб,
Пусть горячее солнце на небе встает,
Он когда-то не жил и теперь не живет.

Он растет как кристалл, как гора, как скала,
И холодная ночь вечным светом зажгла
Миллионы окон, миллионы огней -
Отраженья далеких и прожитых дней.

Этот город - конец и начало путей,
Словно остров средь множества далей и дней.
Он течет как поток но на месте стоит,
Отраженье в воде - словно вечный гранит.

Москва, 15 сентября 2010 года.

В середине зимы

В январе на дворе
Пляшут вьюги белые
Заметает следы быстрая метель.
И узор на окне,
Что же тут поделаешь
Это все-таки январь а вовсе не апрель.

Не пройти в эту даль,
Дороги запорошены
И сугроб намела быстрая пурга.
Но забудь про печаль,
Есть и тут хорошее:
Это все-таки зима, и ей к лицу снега.

В середине зимы солнце просыпается
И глядит на восток в дальние края
В середине зимы лето улыбается,
Посмотри на него, милая моя.

Не проехать, не пройти -
Снежными сугробами
Замело белый свет, до самой до Луны.
Не горюй, не грусти,
Понимаем оба мы
Что зима не навсегда а только до весны.

В середине зимы лето просыпается
И глядит на восток в дальние края.
В середине зимы солнце улыбается,
Посмотри на него, милая моя.

25 января 2010 г.

Что нам приносит ветер

Что нам приносит ветер - 
Шорох листвы тревожный,
Горький дымок рассвета,
Запах надежды ложной.

Есть в нем полет снежинок -
Снов об ушедших веснах,
О ледяных вершинах
И о потухших звездах.

Вечер, отец заката
Тянет густые тени.
Ветер спешит куда-то
Прочь от ночных сомнений.

Жители горизонта
В блеске закатной стали
Гасят огонь бессонный
И закрывают ставни.

Вьется порывом нервным
Он по воздушной тропке.
Вздох, поцелуем первым,
Горьким сухим и робким.

И молодой и вечный
Он замереть не хочет
Этот вечерний ветер -
Вздох приходящей ночи.

23 января 2010 года

Посреди зимы

В середине зимы, посреди тишины,
В тусклом солнце блестят непришедшие сны.
Не увидит никто эти зимние сны,
Потому что растают они до весны.

В середине зимы умолкает вода.
Это не насовсем, это не навсегда - 
Не бежит, не стремиться уйти в никуда,
Лед - вода, только это совсем не вода.

В середине зимы - свет и тень, снег и лед,
Солнца блеск и метель и снежинок полет,
Это белый привет из холодных высот -
Зимний ветер и красного солнца восход.

17 января 2010 г.

Там, за белою стеною

Там, за белою стеною,
Где безлика даже тень,
Рядом с будущей весною
Возникает новый день.

Там за сном под зимним снегом
Где закат, лучи струя,
Рассыпает быль и небыль,
Возникаю новый я.

17 января 2010 г.

В отблесках зимнего солнца

В отблесках зимнего солнца
Белых снежинок полет.
Кружится возле оконца,
В даль за собою зовет.

И на мгновение бликом
Вспыхнет сквозь льдистую грусть
Словно тихонько окликнет - 
"Ждите, я скоро вернусь".

18 января 2010 года.

Снежный вальс

Продолжается времени бег,
И ладони подставили мы.
Этот снег, этот снег, этот снег,
Белый снег уходящей зимы.

Снег идет, снег идет, снег идет,
Вдоль по улицам, белой волной,
И зимы бесконечный полет
Над сугробами путь ледяной.

Снег летит никуда не спеша,
И не делая вид, что спешит,
И ушедшего года душа
Над заснеженным миром кружит.

Снег идет, снег идет, снег идет,
Больше краски, цвета не нужны.
И задумчивый этот полет
Из безвременной из глубины.

На пороге весны время спит,
В этом вечном потоке - услышь
Как зима, пролетая, кружит
Над замерзшими гребнями крыш.

Не тоскливо, не грустно, не жаль,
Из холодной, мерцающей тьмы,
И секунды снежинками вдаль
Уплывают в потоке зимы.

Москва, 19 февраля 2009 года

Оттепель

Зимних проталин грусть
Сказками без ответа.
Тают снежинки, пусть,
Искры седого света.

Тают снежинки, пусть,
Зимним плывут туманом,
Черного ветра грусть
Оттепелью незваной.

К солнечным дням из глубины,
К шуму дождя, к блеску луны,
Словом привета из тишины,
Будут кружиться зимние сны.

Что вспоминает снег,
Тающие сугробы?
Их ледяной разбег
Прерван совсем немного.

Этой капели сны -
Снег и мороз и тучи,
И вдалеке весны
Тонкий рассветный лучик.

К блеску весны из тишины,
К пенью реки, плеску волны,
Словом ответа из глубины
Будут кружиться зимние сны.

Москва, 28 января 2009 года

Сорок второй

Пусть говорят, 
Сорок первый закат погас.
Пусть говорят,
Надвигается осень.
Так же кружат
Листья с веток свой желтый вальс.
На ковер-листопад
И в осенний закат
Эти листья летят

Сорок второй,
Это миг в вихре прошлых лет.
Сорок второй -
У зимы приближенья.
Сорок второй,
Мы тебя не забудим, нет.
Будут долго слышны
Твои танцы и сны
Сорок третей весны.

Музыку звезд
Он вплетет в свой желтый ритм.
Музыку грез,
И свершений с судеб.
Листья несет
И осенний закат горит,
И с закатным лучем
Начинается год
Из оранжевых нот

Подмосковье, 15 октября 2008 года.

Здесь смешались зима и лето

Здесь смешались зима и лето - 
Пламя в каждой снежинке бъется,
На деревьях клочки рассвета,
В каждой льдинке томится солнце...

И танцуют осколки света,
Пляшут блестки в цветном тумане
То ли грезят грядущим летом,
То ль в ушедшую осень манят.

И играют, сверкая тихо
В зимнем танце алмазных ягод -
Обернуться осенним бликом
Или тенью от листьев лягут.

Свет весенний, где дни все дольше,
Или бывшее где-то лето?
Не понять, что нам сниться больше,
Да и так ли уж важно это?

Москва, 17 января 2009 года

Серые тучи...

Серые тучи,
Дождик колючий,
Капли на стеклах
И на листве.

Желтые листья,
Неба безличье -
Осенью стертый
Блик в синеве.

Тучи и тени,
Веток сплтенье,
Сумрак вечерний
Шорох дождя.

Вечер играет
Облачным краем,
Ветром осеним
Мимо скользя.

17 сентября 2008 года

Что еще помнит этот ветер

Что еще помнит этот ветер?
Помнит первый полет снежники,
Помнит лед на лучах рассвета
И деревья в зеленой дымке.

И закатных огней теченье,
Заблудившееся в тумане
Помнит летней листвы сплетенье,
И цветущее утро мая.

А еще - золотые тени
И прозрачный осенний воздух,
И последнее трав цветенье,
И прощанье с осенью поздней.

Помнит он ледяные реки,
Лес, что в сумраке зимнем тонет...
Что еще помнит этот ветер -
Еле слышный вздох на ладони?

10 сентября 2008 года

Он желтым усыпал ветки...

Он желтым усыпал ветки,
Он свежий, прозрачный, свелый
Осенний, цветной и разный,
И гроздья рябины красной
Подсветит оконный лучик
Пронзительный и колючий,
Зовет на закат и в завтра,
А стены глядят на запад,
И в их глазах серебрятся
Те сны, что зимою снятся.
А тени бегут к востоку
По листьям и водостокам,
Навстречу рассветным странам -
Желтеют летним туманом...
А где-то там, в переулках
Живет осенее утро,
И редкий прозрачный ветер
Зовет его на рассвете -
У нового дня прихода,
Погреться в лучах восхода.

9 сентября 2008 года.

Оконное стекло, небесная вода

Все было и прошло,
Подернут небосклон,
Небесная вода,
Оконное стекло.

Движенье серых туч,
Поблекшие цветы,
Уходят в пустоту
Придя из пустоты.

Плывут, стирая след,
Что было и прошло,
Осколки прошлых лет - 
Оконное стекло.

И в вечность облака
Плывут из никуда:
Оконное стекло.
Небесная вода.

Москва, 20 июня 2008 года.

Переменная облачность

Переменная облачность,
И, то жарко, то холодно.
Переменная облачность,
Словно время изломано.

Серой тучкой и просинью
Сквозь закатное золото
Это небо расколото
Заблудившейся осенью

И поблекшие отблески
На листочках измученных.
Переменная облачность,
Все от случая к случаю. 

Будет ясно и солнечно,
Будет мокро и ветрено...
Переменная облачность,
В постоянство не верится.

Меж весною и осенью
Ветром мчится и мечется,
Переменная облачность,
А казалось, что вечная.

Подмосковье, 5 июня 2008 года.

Я уже не спешу навстречу...

Я уже не спешу навстречу.
И, как прожитый летний полдень,
Время жду, которое лечит,
И тебя, которая помнит.

Между как-нибудь и когда-то
Островок из былых мгновений.
Там живут прошедшие даты
И забытые сновиденья.

Будет время бежать куда-то,
Будут хрупкие таять льдинки,
Будет солнца закат крылатый
И деревья в зеленой дымке.

Будет ветер травой и мятой
Навевать забытье и негу,
И потом улетать куда-то,
Где кончается летнее небо.

Будет дождь танцевать по крышам,
С мокрых веток смывая полночь,
И проснувшись, ты вдруг услышишь,
А услышав не сможешь вспомнить.

Подмосковье, 9 мая 2008 года.

Над равниной туманов...

Над равниной туманов
Облака тишины.
Смотрит в звездные страны
Тонкий ломтик луны.
Не вставай слишком рано,
Не тревожь эти сны.

Синие ветры
Стихнут с рассветом.
Сонные лица,
Блики как птицы.
В зеркале ночи
Реки и строчки.
Синие льдины
Дремлят в глубинах,
В них без возврата
Встречи и даты.
Вдаль за туманом
Мысли и страны.

Над равниной туманов
Золотиться закат.
Как багровые раны
Стрелы света блестят.
Те, кто встал слишком рано,
Все равно еще спят.

Москва, 11 января 2008 года

Песня о ночных огнях

Ночную тень уснувший мир хранит,
И зимний день за поворотом где-то.
Во мгле рассветной желтые огни,
Далекий отзвук утреннего света.

А в этой дымке страны, города,
Далекие леса, другие земли,
И желтый свет, как дальняя звезда,
Каким-то смутным снам тихонько внемлет.

И кажется, их желтый свет налит
Неведомых краев напевным зовом,
И что-то обещает, и манит
В далекие миры за горизонтом.

В нездешние места зовут они,
И вдалеке и словно рядом где-то,
Во мгле светлеют желтые огни
Как миражи плененного рассвета.

С-т Петербург, 6 января 2008 года

Осенняя ночь

Эта ночь прячет искры последние летнего света,
И туманом рассветным крадется меж тонких ветвей,
И касается листьев, что инеем в льдинки одеты,
На которых, казалось, вчера еще пел соловей...

Лунной нитью в осенних лучах заблестят паутинки,
Им в прозрачные дали осенний и ветренный путь.
На ковре пламенеющих листьев рассветые льдинки,
И прошедшее лето на них прилегло отдохнуть.

Собирается в капли дождя уходящее лето,
И туманами вдаль уплывают ушедшие дни.
Но не могут забыть уходящее время расцвета,
Среди будущих белых снегов эту память храни.

Москва, 14 октября 2007 года

Сорок первая осень

Пусть приходит пора и пусть осени долго не длиться,
Я не знаю зачем мчится время и видятся сны.
Сорок первый октябрь, ковром пламенеющих листьев,
На холодной земле пишет имя грядущей весны.

Сорок первая осень, на что-то ты смутно похожа,
Так же машешь мне вслед пятипалым кленовым листом,
Может быть, мы всего лишь тогда были просто моложе,
Или памяти осень случится когда-то, потом.

Только снова и снова, в минуты осенней печали
Вдруг срывается лист, улетая за новой весной.
В сорок первый октярь вижу снова, как будто в начале,
И ушедшие годы, и те, что остались со мной.

И приходит пора, и пусть осени долго не длиться,
И над листьев ковром приближаются зимние сны,
Сорок првая осень, с тобой ничего не сравнться,
Кроме, может быть, бдущих снов сорок первой весны.

Москва, 15 октября 2007 года

Сны большого города

Ночь, еще несмелая,
Затянула холодом,
Одеяло белое,
Сны большого города.

И клубочки нежные
Желтый лист баюкают,
Как котята cнежные -
Только не мяукают.

Где витрины жмурятся
Бледными улыбками -
Мчат по длинным улицам,
За тенями зыбкими,

Чтоб ветвям пощипывать
Ледяную бороду.
Этой ночью выпадут
Сны большого города.

Москва, 19 окртября 2007 года

На небе пролетающих ночей...

На небе пролетающих ночей,
На перекрестке солнечных лучей,
Скажи мне, зайчик солнечный, ты чей?
Земли или огня?
Но зеленью и огненной зарей,
Сверкнув воды звенящею струей,
Куда-то далеко зовет с собой,
В свет будущего дня.

А скоро будет осень у дверей,
И лета дни торопятся, скорей,
И серебрится в свете фонарей
Снег будущей зимы.
Пускай с зарей смыкается закат,
Пускай туман сменяет звездопад,
О том что не вернуть весну назад
Давно забыли мы.

Но следом за весной зима придет,
И будет новый день и новый год,
И серебристым снегом заметет
Осенний листопад.
Но снова мир проснется ото сна,
И снова будут осень и весна,
Об этом помнит новая луна
И листья шелестят.

Москва, 13 июня 2007 года.

Вспомни, где ты сегодня не был

Есть глаза у земли и неба
Есть они у реки и ветра.
Вспомни, где ты сегодня не был,
Промахнулся дверью, наверно.

Может быть, и спеша и срочно,
Торопясь успеть на прощанье,
Спутал утро с волшебной ночью,
И мечту принял за обещанье...

Иль, в погоне за ветром дальним
Ты умчался за край надежды?
Но, в погоне за идеальным,
Этот мир остается прежним.

Может быть, забредя куда-то,
Чтобы путь не забыть обратный
Расчертил ты сны на квадраты
И запутался в координатах?

Есть глаза у реки и снега,
Есть они у травы и тени.
Вспомни, где ты сегодня не был,
Прочитай свои сновиденья.

Москва, 17 мая 2007 года

Нарисую я облака...

Нарисую я облака,
И дождем тишину укрою.
Догорит золотой закат
Над весенней пустой землею.

Как туман, не видны совсем
Капли сна, мечты и веселья.
Струйкой этих грядущих тем
Будет первый листок весенний,

И травы молодой побег,
И, смывающий день вчерашний,
Серых капель неслышный бег
Над проснувшейся черной пашней,

И весенней грозы раскат...
Только в памяти строчкой лишней
Будет завтрашний листопад
И ковер прошлогодних листьев -

Не на месте и невпопад.
И тогда, в тишине багровой,
Догорит золотой закат
Как прощальное чье-то слово.

Москва, 16 мая 2007 года

Последний снег

Под влажным ветром дни уже светлы,
На фоне неба черные стволы,
Заката пламя - серебро и медь,
На лужах утром ледяная сеть,
И тонких веток трепетный узор
А среди дня - горячий солнца взор.
Весенний свет, замерзшие поля,
Последний снег и черная земля.

23 марта 2007 года.

Костер

Настала ночь, и сжался мир вокруг
Уже не мир, а так, кусок, осколок.
И призрачен, и неизбывно-долог,
И небо замыкает черный круг.

Собери сухие ветки,
Оторви клочок рассвета,
Зачерпни ладонью света
Прожитых минут.

Разгоняя ночи небыль,
Пусть огонь взовьется к небу,
И растает, словно не был,
Оставаясь тут.

Но что-то там, за гранью черноты
На нас глядит загадочно и строго.
Из ниоткуда в никуда дорога
Из ночи в ночь, вдоль тьмы и пустоты.

Будут в сумрак блики литься,
Будут отблески на лицах,
Будут тени шевелится
Взмахом темных крыл

А вокруг, холодной ночью,
Ненаписанною строчкой,
Непоставленною точкой
Темный мир застыл.

Нет расстояний, есть лишь темнота.
Нет времени, вокруг чернеет вечность,
И ночь, и пустота, и бесконечность -
На тонкой грани черного листа.

Москва, 22 марта 2007 года.

Ноктюрн

А закат золотой
Как прощанье с мечтой -
Напоен темнотой
И звеняще-пустой,

И прощанье его
Адресовано мне -
На окне, на стене,
На закатном огне...

Над обрывами крыши
Небо черное выше.
Перед ночи началом
Легких снов одеялом.
Шорох ветра ночного -
Словно тихое слово.
Бродят легкие тени
На краю сновиденья.
На ладонях у ночи,
Откровенней и проще,
Но не стоит об этом
Между тьмой и рассветом,
Откровенность боится
В темноте заблудиться,
Если лунные пятна,
Не найдут путь обратно.

Но во сне и в окне
Различаю ясней - 
На повисшей в конце
Переулка луне,

Все сильней и сильней,
На ладонях и сне,
Зов закатных огней,
Бег мгновений и дней.

Москва, 9 марта 2007 года

Пробуждается лето

Серых туч пеленою
Это небо одето,
В сердце  белого  цвета
Пробуждается лето!

Пробуждается где-то,
Под сугробом, что тает,
Под туманным рассветом,
Что о звездах мечтает.

Невесомо и нежно,
Словно детская сказка,
Под безличным и снежным
Просыпается краска.

Ожил солнечный лучик
Среди бледного неба
Просыпаются звуки
От безмолвия снега.

А за дальней весною,
Где далекая просинь,
Средь зеленого зноя
Пробуждается осень.

Москва, 10 марта 2007 года

Напевом холодной песни...

Напевом холодной песни
Изгиб ледяной равнины,
И снег под огнем небесным
Блестит серебром старинным.

На грани огня и снега
Светлы его сновиденья,
А в синих просторах неба
Таятся ночные тени.

Но к дальним озерам света,
Их путь по-зимнему долог
И рдеет кусочком лета
Под снегом солнца осколок

27 февраля 2007 года.

Зимние сны

Что тебе снится, выпавший снег?
Что освещает твой белый  сон?
Может быть, песня умолкших рек,
Или уснувшей капели звон?

Может быть, тени забытых лиц,
Ты в сновидениях видишь вновь,
Крики давно улетавших птиц
Слышишь давно пролетевшей весной?

Может быть, снится январская тень,
Льдины на дальнем пустом берегу?
Или ты видишь сверкающий день,
Черные тени на белом снегу?

Спи, и спокойным будет твой сон,
В вихре летящей на убыль зимы,
Память погасших звезд и времен,
Вьюжных ночей и морозной тьмы.

Москва, 25 февраля 2007 года.

Сон

Мне снилась ночь, которой нет,
Мне снился улиц желтый свет,
И одноких окон рой, 
И ветер, свежий и сырой,
И отзывался свет и тень
Протяжным ритмом белых стен.

И длинных улиц тишна,
И фонари, и свет окна,
И неба неподвижный взор,
И желтый трепетный  узор
Среди лучей и тишины -
О чем, скажите, ваши сны?

И тьма и свет, и блеск стекла,
И сотни неподвижных глаз
В них прошлый день, как блеск огня
Безмолвно смотрит на меня,
Прищуром занавесей-век:
Куда ты, кто ты, человек?

Москва, 28 декабря 2006 года.

Посмотри на небо...

Посмотри на небо,
Небо потускнело,
Побледнело солнце,
И блестит несмело.

И прикосновеньем,
От прохлады ночи,
Тронет на мгновенье,
Но согреть не хочет.

А между стогами
След тумана тает.
Желтыми шагами
Осень наступает.

Подмосковье, 21 ноября 2006 года

Баллада о южном ветре

Жаром и сухостью дышит зенит,
Бегством скрывается тень.
Зноем наполненный воздух звенит
У перекрестков и стен.

С юга дохнул раскаленный поток,
Тусклой листвой шевеля.
Дрогнут, ответом на призрачный вздох,
Стены, мосты, тополя.

Ветер наполнит поблекшую синь,
Ветви увядших садов,
Смертной тоскою безводных пустынь,
Жаром иссохших хребтов.

Он из полуденных солнечных стран
Жажду пустыни несет.
И потускневших небес океан
Дремлет под зноем высот.

Только чуть слышная воздуха дрожь
Тронет вдруг по волосам...
Ветер, зачем ты пустыню несешь
Этой земле и сердцам?

И, среди зноя послышалось вдруг,
Ветер негромко пропел:
Если пустыню ты видишь вокруг,
Значит, ты сам опустел.

Тусклые ровные серые дни
Выжгут небесную синь.
Высушат сердце и душу они,
Жаром безводных пустынь.

Шорох в ответ чуть заметно шуршит
Ветреных легких шагов...
Как победить эту сухость души,
Серость безводных песков?

Шепот горячих засушенных гроз
Прошелестел и пропал.
Но, показалось мне, что на вопрос,
Жить я в ответ услыхал.

Где-то, за гранью воздушной стены,
Вечер прохладу несет.
Тоненький лучик растущей луны
Выйдет в вечерний полет.

Теплый закат разольется вокруг,
Из голубой высоты,
И в синем небе появится вдруг
Юной, улыбка, звезды.

Подмосковье, 20 ноября 2006 года.

Снежный ноктюрн

Ночи легкое касанье
Снов и песен голосами,
И квадратными глазами
Окон и дверей,

Хороводом длинных улиц,
Тех, что песней обернулись
И огнями, что проснулись -
Вслушайся скорей!

Слышишь спящих улиц песню?
Это город, с нами вместе,
Открывается чудесной
Сказкой из огней.

Его музыку услышав,
Ты шагай, как можешь, тише,
Не тревожа снег на крышах,
Чтобы слиться с ней!

В переулках, на бульварах,
Снег поет на тротуарах,
Сонных статуй гипсом старым
В свете фонарей.

Будут белые куплеты
Танцевать в озерах света
И сверкнут в лучах рассвета
Снежною зарей.

Подмосковье, 17 ноября 2006 года.

Осенние стихи

Осенние стихи
Листочки на ветру,
Их гонят ветерки
Куда-то поутру.

И вихрь осенних тем
Уносит ветер вдаль,
Уносит насовсем,
Уносит навсегда.

A лучик солнца с ним,
Холодный, как рассвет,
Кто знает, сколько зим,
Кто знает сколько лет?

И серебрится даль
Из завтрашнего льда.
Уносит ветер вдаль,
Уносит навсегда.

А холода зимы
Спешат на крыльях дня,
Клочки рассветной тьмы
Перед собой гоня.

Москва, 27 октября 2006 года.

Алюминевые луны

Город светлый,  город сонный,
Эти луны под ногами.
Город пропастью бездонной,
Город мертвыми стихами.

Он струится, спит и льется,
Он сплетает нити света,
Он сияет, словно солнце
Алюминевой планеты.

Эти желтые отсветы,
И огней лучи и струны,
Эти огненые реки,
Алюминевые луны.

Новый город, город прежний,
Зов огней - забытой песней,
Тонким лучиком надежды,
Желтым отблеском созвездий.

Подмоскоье, 17 октября 2006 года.

Сорок лет

Это много, или нет,
Сорок зим и сорок лет?

Сорок долгих зимних вьюг,
Сорок встреч, потом разлук.

Сорок дальних берегов,
Сорок Времени шагов.

Вновь закат и вновь рассвет.
Это много - сорок лет?

Сорок отзвучавших нот,
Сорок новогодних снов.

Сорок тем и сорок слов,
Сорок радужных миров.

Сорок вспышек в пустоте,
Сорок красок на холсте.

Это много или нет -
Сорок пролетевших лет?

Подмосковье, 15 октября 2006

Осенняя ночь

Луны поблекшие лица,
Метают водой напиться.
И мчатся ночные листья,
Как будто лунные птицы.
Им снится ночей величье,
И дождь им холодный снится.

Влекомые ветром дальним,
Под небом, вымыто-чистым,
И шорох летит прощальный
За ветра протяжным свистом.

А ночь укрывает даты,
И ветра темного пенье,
Летит календарь куда-то -
Исчезнувших дней сплетенье.
Что стали огнем крылатым,
А были листвой весенней.

Подмосковье, 10 сентября 2006 года

Закатная песня

Вечером спустилась
Краем тучи смятым,
Осень, что таилась
К югу от заката.
Между летним светом,
И закатной песней -
Середина лета,
Осени предвестье.

Сквозь закатное оконце,
На пути к ночной прохладе,
Разметало как-то солнце
Все осенние наряды.

Скрадывая расстоянье
Над закатною чертою,
Между солнечным прощаньем,
И осенней наготою.

Тает и проходит
Светом летней песни,
А закат уходт,
С этой песней вместе.
Спрашивать не станет,
Об застывших льдиннках.
В даль, где осень, манит,
Лучик-паутинка.

Москва, 22 августа 2006 года

Весенняя кошачья

Мур мур мур мяу, в час весеннего заката
Коты и кошки собираются куда-то,
Мур мур мур мяу, весной,
Мой котик будет со мной,
Мур мур мур мяу, где ты, котик милый мой.

Мур мур мур мяу, посреди капели звона,
Мур мур мур мяу я тебя зову с балкона.
Мур мур мур мяу, а вдруг,
Меня услышит мой друг,
Ну где же котик мой, отбившийся от рук?

Мур мур мур мяу, где же ты, мой котик рыжий,
Мур мур мур мяу, я твой хвост в помойке вижу,
А на краю темноты, 
Орут в азарте коты,
Там исполняются заветные мечты.

Мур мур мур мяу, на волне ночной прохлады,
Мур мур мур мяу, слушай кошкины рулады,
Мур мур мур мяу, весна,
И по ночам не до сна,
И не нужна нам никакая тишина!

Подмосковье, 18 июля 2006 года.

Летний туман

Эта утренняя нежность,
Призрачный туман,
Неба темного безбрежность,
Песни дальних стран.

Утренние сны растают,
Жизнь их коротка.
Из тумна выплывают
Льды и облака.

Это тающее небо
В спутаных клубах.
Эта быль и эта небыль,
Влага на губах...

Небыль - будущая осень
И зимы цветы.
Быль - на мачтах древних сосен
Паруса мечты,

А восток зарею тлеет,
День впитав в себя,
Небо летнее светлеет,
Тучи теребя.

Стражем уходящей ночи,
Влагой на земле,
Проскользят седые клочья
По рассветной мгле.

Москва, 18 июля 2006 года.

Баллада о летнем ветре

Где грань сомнения и льда?
И память где о ней?
Жара сменяет холода,
В потоке прошлых дней,

И летним вечером поймешь,
И ощутишь сильней:
И зимний снег, и летний дождь -
Лишь тень бегущих дней.

Но вот, в вечернем полусне,
Повеяло теплом,
И летний ветер в вышине
Взмахнул своим крылом.

И купол неба заблестел
Закатной синевой,
А старый сад прошелестел
Приветливо листвой.

И смутный чудится напев
В шуршании листвы,
Как дальний облачный призыв
Средь неба синевы.

Он напевает, пролетев,
И чудятся слова -
И этот ветренный напев,
И эта синева.

"То, что былое гонит прочь,
Все то, чего так ждут,
И этот день, и эта ночь,
Бывают раз в году.

Здесь осень встретилась с весной,
А ночь встречает день,
На грани с явью и мечтой
Забудь про сон и лень!

Пусть время чуда не пройдет,
Не упусти свой час!
Поверь, все то, что завтра ждет,
Рождается сейчас!"

И он умчался, тихим сном,
И звездами мечты,
Оставив вечер за окном,
И летние цветы.

Москва, 15 июня 2006 года.

Есть время...

Есть время жасмина,
Есть время сирени,
Есть время дождинок -
Последнее время.

Скользящее мимо
Уснувших деревьвев,
Цветами жасмина,
И снами сирени.

А снах этих небо,
А в снах этих лето,
И снов этих небыль
Наполнена светом,

Но память из льдинок
Легла ожерельем
Про время жасмина,
Про время сирени...

Москва, 13 июня 2006 года

Здесь мечтает зима...

Здесь мечтает зима
О цветении лета,
И окрасит туман
Блеск зеленого цвета.

И мечтами согреты
Сны опавшего клена,
О весенних рассветах
И о листьях зеленых.

Здесь устали дома
От ветров длинных улиц,
В снах их зимняя тьма,
Синевой обернулась...

А в глубинах теней
Сниться тихое пенье
Зовом черных ветвей
И весенних течений.

И я тоже мечтаю,
У зимы завершенья,
О сугробах, что тают,
И о лужах весенних.

О грядущем, как прежде,
За далекими снами,
Об ушедших надеждах,
Что опять будут с нами.

Пусть уйдет злая небыль,
В застывающих взорах.
Я хочу видеть небо
В пробужденных озерах

И в грядущю осень,
По рассветной дороге,
Ветер в дали уносит
Тень зимы и тревоги.

Москва, 5 мая 2006 года.

Ноктюрн дождя

И откуда и куда,
Ты плывешь, в реке вода?
Что ты прячешь в глубине,
В ледяных потоков сне?
Почему забыла ты
Свои сонные мечты?

Невесомой паутинкой
Свод хрустальный над потоком.
Станут темнотой дождинки,
И воды холодным током.

Ускользая безвозвратно,
У реки тихонько спросят:
Что вода берет обратно?
Что, бездонная уносит?

Помнит сонная вода
И дожди и холода,
И сверкающий рассвет,
И часы прошедших лет...
Все, что зря и что не зря -
Льет в холодные моря

Москва, 7 марта 2006 года.

Баллада о зимнем ветре

Лежит, напевом зимних грез,
Река без берегов.
Холодным светом вечных звезд
И временных снегов.

А по реке плывет луна -
Янтарь и серебро,
И грезит снежная страна
О блеске белых роз.

И в этом полуночном сне,
Торжественно-суров,
Вдруг раздается в тишине.
Холодных горнов зов.

Сминая звездные лучи,
Неистов и проворн,
Охотник - зимний ветер мчит,
Трубя в свой льдистый горн.

Из темноты, издалека
На этот трубный зов,
Бегут ночные облака,
Как свора ловчих псов.

Скажи морозный вестнк, мне,
Король ночных снегов,
Куда ты мчишься в вышине,
Со сворой облаков?

И трубный зов звучит сильней,
И замирает вновь:
Мой путь из ледяных полей,
Страны ушедших снов.

Бужу уснувшие мечты,
И прочь бегут они.
Гоню ушедшие часы,
И прожитые дни!

И он трубит из вышины,
Зовет туманных псов -
Холодный блеск ночной луны,
И льдистый горна зов.

Но снова льется звездный свет
И серебро луны.
А где-то вдалеке - рассвет,
И завтрашние сны.

Подмосковье, 5 марта 2006 года.

Я больше не пишу стихов...

Я больше не пишу стихов,
Причина этого конкретна:
Мне часто не хватает слов,
К тому же, это просто вредно.

Долой безумную судьбу,
Что нас с поэзией связала!
Ее я видеть не могу...
Она такое написала!

О Mama Mia, сколько слов!
Так сложно выразить словесно!
Не получается стихов -
Тогда писать я буду песни.

Падает снег на заре...

Падает снег на заре,
Искрами на янтаре.
Смотрит рассветный янтарь
В веток холодную даль.
Тихою песней потек -
Утро зовет ветерок.
А над осколками сна
Лодкою тонет луна.
Ей за рассвета моря
Не довезти янтаря.

Москва, 26 января 2006 года.

А снег сегодня учится ходить...

А снег сегодня учится ходить,
Смешно и неуверенно ступая
На мостовые, падая и тая,
Как будто хочет новый мир открыть,
Из осени к зиме перелетая.

А снег сегодня учится лежать,
Лежать и слушать, как уходит осень,
Как сумрак протыкают иглы сосен,
И стебли опоздавшие дрожат,
И снегопад все бывшее уносит.

Он заметет вопросы и сомненья,
И белого полета полутьма -
Весь новый мир, и новая зима,
Спускается тишь нового рожденья.
На ветви, и дороги и дома.

Москва, 11 января 2006 года.

Зимний туман

Капельки снега
Родом из льда.
Серому небу
Снится вода.
Капельки с неба -
Пыль снежных стран.
С тусклого неба,
Зимний туман.

Это не сон,
И не обман,
Это туман,
Просто туман,
Зимний туман.

Сумрак веков,
Вечная тишь,
Бег облаков
Над волнами крыш.
Сети из веток
В тучах седых
Ловят из ветра
Рыбу мечты.

Память былых
Солнечных стран,
Это туман,
Просто туман,
Зимний туман.

Подмосковье, 1 января 2006 года.

Падает снег

Падает снег, и не слышно шагов,
Ночь впереди.
Падает снег, в окна спящих домов
Сумрак глядит.
Падает снег, снежинки спешат,
Память исчезнувших лет,
Этот бегущий вдаль снегопад
Вечности след.

Падает снег, полон мир тишины,
Неба и грез.
В белых крупинках дождинки видны
Будущих гроз.
Будет рассвет и будет закат,
И, на извечном пути,
Этот бегущий вдаль снегопад
Прочь отпусти.

Падает снег, и слова не нужны,
Память снегов.
Падает снег, и в снежинках видны
Лица веков.
Помни, как ночь уплывает назад,
Как бесконечности след.
Помни бегущий вдаль снегопад,
Зимний рассвет.

Москва, 13 декабря 2005 года.

Баллада об осеннем ветре

Заря осенняя тает,
И медленно вдаль уходит.
А серый иней сменяет
Туман росы на восходе.

Лишь ветер, осенью горький,
Замерзшей хрустит листвою,
Да зябнущие пригорки
Щетинят седую хвою.

Но сумрак кружит осенней
В тоске по зелени светлой,
И смутной холодной тенью
Чернеют ночные ветви.

На них оседает иней,
Мечтой о будущем снеге,
И тысячи сонных линий
Сплетаются в сеть на небе.

Скажи мне бродяга-ветер,
Кто выгнал тебя из дома?
Кто гонит вдаль на рассвете,
Отбросив ночную дрему?

Сквозь серую безнадежность,
Меж звезд одиноких точек,
Кто гонит тебя в безбрежность,
И холод осенней ночи?

Быть может, ты ищешь что-то,
На темной ночной дороге?
Об этом твои заботы,
Об этом твои тревоги?

Играешь туманом смутным
Стучась у запертой двери.
Быть может, осенним утром
Найдется твоя потеря?

Но ветер молчит и кружит,
Шурша покровом осенним,
Предшественник зимней стужи,
И дальней весны цветенья.

Москва, 10 ноября 2005 года.

Улетели паутинки...

Улетели паутинки
На краю закатной тьмы.
Вот и первые снежинки
Наступающей зимы.
Вот и первые снежинки,
На окне как на картинке,
Первозданные песчинки
Вековечной древней тьмы.

И из сумрака заката,
Из морозных дальних стран,
Ветер снежный и крылатый
Снов холодный океан.
Ветер снежный и крылатый,
Стаи туч несет куда-то,
Стаи желтых листьев смятых -
Поздней осени дурман.

Москва, 8 ноября 2005 года

Баллада о рассвете

Ночь темна и дорога длинна,
Среди звезд облака как тени,
Вдоль дороги бежит луна,
Через веток скользя сплетенье.

И летит через ночь без сна,
В тусклом облачном ожерелье,
Убегает вперед луна
Сквозь осеннюю сеть деревьев.

А мельканье секунд и лет
В темном омуте надо мною,
Бесконечности звездный свет
Прячет временною луною.

Почему ты не спишь, луна?
Неустанно скользя сквозь ветки,
Не боишься пропасть одна
В ледяной и прозрачной клетке?

Неужели тебе нет сна
В тихих безднах меж туч ребристых?
И ответила вдруг луна
Тишиной своей серебристой.

Черной бездны недвижный взгляд,
И безмолвье в ее ответе:
Провожая вчера закат
Думал ты уже о рассвете.

Подожди. Не спеши. Постой.
Пусть ослабнут былого путы.
Ты на месте сейчас постой,
Ради этой ночной минуты.

А сквозь дыры в тени ветвей,
Темноты ледяным узором,
Звездный отблеск минувших дней
Смотрит ясным холодным взором.

И коротенький лунный луч,
Словно пройденный путь усталый,
Вдруг рассеял обрывки туч,
И в дороге светлее стало.

Москва, 31 октября 2005 года.

Осенний вальс

Лето еще не допито до дна,
Желтые проблески как седина.
Но на травинке слезинка видна
Капля осеннего сна.

Летнюю ветер жару унесет,
Небо раздвинет до дальних высот.
Пламя заката и утренний лед,
Тучи осенней полет.

Осени песни, вальс тишины,
С осенью вместе сказки и сны,
Осени краски, желтые маски,
Это подсказки к тайнам весны.

Северный ветер осеннего дня,
Ветер найдет и разбудит меня.
Детскую песню сыграет, храня,
Он, паутинкой звеня.

Осени песни, вальс тишины,
Это предвестник новой весны.
Будут вначале зимние дали,
Будут вначале зимние сны.

Красками осень сведет нас с ума,
Отдыха просит природа сама.
Скроется снегом осенняя тьма -
Скоро наступит зима.

Осени песня, вальс тишины,
Осенью сказки, осенью сны,
Вальсы и песни, с осенью вместе,
Дальние вести новой весны.

Пусть пламенеющим дням не расти,
Это этап на извечном пути.
В час увядания ты не грусти,
Осень прими и прости. 

Осени песни, вальс тишины,
С осенью вместе сказки и сны,
Осени краски, желтые маски,
Это подсказки к тайнам весны.

Москва, 31 октября 2005 года.

Тридцать девять

Задержись на полчаса, 
И взгляни на небеса, 
На оранжевый поток - 
Что зари рука 
Написала в облаках 
Огоньком рассветных строк. 

Тридцать девять в октябре, 
На оранжевой заре, 
Песен неба и земли, 
Тридцать девять спетых слов, 
Тридцать девять светлых снов, 
И рассветный блеск вдали. 

Тридцать девять лет, 
И октябрьский рассвет, 
И часов неспешный ход, 
И написанным листом 
Тридцать девять слов потом 
На осенний небосвод. 

В эту сторону билет - 
Тридцать девять прошлых лет, 
А обратный путь домой - 
Тридцать девять облаков, 
Мост на тридцать девять слов, 
Между летом и зимой. 

Тридцать девять лет 
И еще один куплет, 
Навсегда сейчас пройдет 
У рассвета на краю, 
Но об этом вам спою 
Я на следующий год! 

Подмосковье, 14 октября 2005 года.

Осенняя песня

Желтой листвою за плечами
Ветер зовет, маня. 
Осень и лето повстречались
Здесь на закате дня.
Осень и лето, день и вечер,
Выйди скорее им навстречу,
Время зовет и время лечит,
Детства рассвет храня.

Лес впереди стоит стеною,
Весь в золотом огне.
Лето зеленое за спиною
Будто приснилось мне.
Кажется, в час перед листопадом,
Лето и осень с тобою рядом,
А о минувшем грустить не надо,
И о прошедшем дне.

Лето горит и тает
Желтой проседью.
Это судьба такая -
Кончиться осенью.
Цвет золотой и цвет зелный,
Солнце и тень и листья клена,
Вспыхнет вдали прощальным тоном -
Осенью.

Вдаль улетает за мечтами,
Лето мое, постой!
Кружит вдали осенний танец
Красный и золотой.
Вспыхнули золотом ресницы,
Пусть это лето мне присниться,
Не улетай осенней птицей,
Не улетай мечтой!

Лето горит и тает
Желтой проседью.
Это судьба такая -
Кончиться осенью.
Будет кружиться желтый танец,
И золотых снежинок стая
Память о прошлом заметает,
Осенью.

Подмосковье, 25 сентября 2005 года.

Великаны

Миражи, мечты и обманы
Грозовых и свинцовых стран,
В облаках живут великаны,
И дыхание их - туман.

Облака горят, как вулканы,
Закрывая звезд фонари,
Это в бой идут великаны,
И стреляют лучами зари.

В этой битве - ветров засады,
А у гроз драконий оскал,
И гремят, катясь, камнепады,
В бездны темных воздушных скал.

А когда на облачных кручах
Отразится новый рассвет,
Победивший в бою получит
Как награду солнечный свет.

Подмосковье, 23 сентября 2005 года.

А листья медленно кружат...

А листья медленно кружат,
А листья будто что-то просят.
Как будто облетевший сад
Вернуть стремится их назад,
А ветер времени - уносит

Туда, где будет новый год,
Туда, где сон, туда где вьюга,
Где белый снежный хоровод,
Как дней неумолимый ход,
Все кружит - медленно, по кругу.

Да, листья желтые кружат,
Прощаясь с улетевшим летом.
Но.... не спеши глядеть назад,
Быть может, впереди закат,
Но обернется он рассветом.

И будет, снова и всегда,
Вся жизнь - лишь миг, как озаренье.
Пусть наступают холода,
Но встречи, все же - навсегда,
А расставанья - на мгновенье.

Москва, 20 сентября 2005 года

Посмотри на закат,

Посмотри на закат,
Там распахнуто небо,
И осколками красными падает ниц.
И горят облака,
И осенняя небыль,
Ветерком осторожным касается лиц.

Там, где тени густы,
Там где ночь затаилась,
Бродят чьи-то мечты, тени прожитых лет,
Годы, что прожиты,
И мечты, что не сбылись,
И всплывают черты, тех, кого уже нет...

Только огненной кистью
На край горизонта,
Наложился короткий и точный ответ,
И опавшие листья
Осколками солнца
Отражают закатного пламени свет.

А обрыв горизонта -
В горнило ступени,
И березы сожженной чернеет остов,
Словно черные птицы,
Вечерние тени
От пожара заката бегут на восток.

Москва, 20 сентября 2005 года

Осенний рассвет

Даль ночную не согреет,
И осенний и воздушный -
Но рассвет вдали светлеет,
Разгораясь днем грядущим,

Золотой и темно-красный,
Окаймленный листопадом,
Смотрит вдаль на день вчерашний
Изумленным светлым взглядом.

А заря, на углях звездных
Тлеет долго и туманно,
То ли солнце встало поздно,
То ли ночь уходит рано.

И пронизанные светом,
Невесомы как пушинки,
Как прощанье с ярким летом
Пролетают паутинки.

Отрываясь от травинок -
Пусть рассвет их нарисует!
То ли нити паутинок,
То ли нити чьих-то судеб...

Москва, 20 сентября 2005 года

Листья желтого цвета

Листья желтого цвета,
Дней осенних не бойтесь.
Трепещите на ветках
А потом успокойтесь.
Завершенья примета,
Увядания свойство.

Наряжаетесь к танцу,
Как прощальное слово,
Как рассвета остатки
На закате багровом.
А осеннее танго
Начинается снова.

И останется где-то
То, что ветер уносит.
Мы почувствуем это,
Но откуда - не спросим.
Пусть приснится вам лето,
А кругом будет осень.

Желтым залиты цветом,
Как осенние вести -
Унесенные летом,
Трепещите на ветках,
Отгорожены ветром
От весенних рассветов.

Москва, 23 августа 2005 года.

И кончилось лето

И кончилось лето.
Зеленого цвета
Как прежде листок тополиный,
И день еще длинный,
Но кончилось лето.
Вы помните это?
Вы видели гроздья рябины?
И краски заката?
Но ночь стала длинной,
Край тучи лохматой
Холодные сны не согреет
А небо тускнеет,
Осеннего цвета.
Вы видите это?
Вы слышите, кончилось лето!

Москва, 22 августа 2005 года.

Забытая страница

Спой нам, дождливый вечер,
О бывшем и о встречах,
О том, что время лечит -
Звук капли о стекло,

Дождь сеточкой хрустальной
Споет о ветрах дальних,
И о снегах кристальных -
Что было, то прошло.

Но памятью искрится
Забытая страница,
И прошлое нам снится
Все дальше и милей,

А встречи и прощанья
Покажутся случайно
Нежнее и печальней,
В тумане прошлых дней.

Подмосковье, 8 августа 2005 года.

Вторая половина

Сплетеньем ветвей 
Календарная дата, 
И пышным цветеньем, 
Как пламень заката, 

Сияньем забытым 
Вдруг вспыхнут глубины 
И время разбито 
На две половины. 

А ветер родится 
В бездонных глубинах, 
И сон вдруг приснится 
О снеге и льдинах. 

И гроздь закачало 
У красной рябины 
Дыханье начала 
Второй половины. 

А даль все ясней, 
И багровое солнце 
Как пламя осеннее 
На горизонте.

Москва, 5 августа 2005 года.

Середина лета

Ты однажды мне сказала,
Скоро будет листопад,
Что весна уже устала
Шить зеленый свой наряд.

Но тебе я не поверил,
Потому что понял вдруг,
Что весною время мерил,
Ну а лето - только звук.

Потому что это -
Середина лета,
Потому что это -
Дальний путь к зиме.

Здесь весна и осень
Повстречались где-то,
Спрятаны рассветом
В мимолетой тьме.

А жасминовым цветеньем
Переполнится восход.
Это лето-наважденье
Осень близкую зовет.

И сливаются в расвете
Первый и опавший лист.
Вдаль зовет весенний ветер
И хрустален и лучист.

Потому что это -
Середина лета,
Потому что это -
Перелом к зиме.

Здесь весна и осень
Повстречались где-то,
Бродят до рассвета
В мимолетой тьме.

Подмосковье, 8 июля 2005 года.

Капли

Над нами тучи край повис,
Тускнеет небосвод,
С порывом ветра хлынет вниз
Поток небесных вод.

Он как воспоминанье, вдруг,
Отыщет внутрь дверцу,
На миг погаснет все вокруг,
Тоской щемящей в сердце.

Ладонь подставь под влажный след,
Лови дыхннье струй.
Предсмертный капельки полет -
Как нежный поцелуй.

И тает, тает без следа, 
И капли исчезают
Прости, небесная вода -
Воспоминаний стая.

А поднебесный их полет,
Последнею чертой,
Ладонь твою вдруг обожжет
Прощальной теплотой.

Подмосковье, 6 июля 2005 года.

Вальс-колыбельная

Вальс-сновидение в сонную тишь,
Лучиком лунным по клавишам крыш,
Эхом хрустальным до самой луны,
Летние сны полны.

Детскую милую песню мне спой,
Летнее облако над головой,
Капельки светлого детского сна
Тихо скользнут из окна.

Вальс колыбельный, дремлющий вальс,
Вальс сновиденье, сказка для вас,
Вальс наважденье, как лунный свет
Шепот кружащих строчек и лет.

Летние грезы теплых ночей
Медленный танец лунных лучей,
Лучик звезды сквозь дожди и года
Не позабудь никогда.

Вальс колыбельный, дремлющий вальс,
Вальс сновиденье, сказка для вас,
Вальс наважденье, как лунный свет
Шепот кружащих строчек и лет.

Милые добрые детские сны,
Ты сбереги их до новой весны,
Летнее солнышко в сказке храни
В зимние тусклые дни.

Подмосковье, 6 июля 2005 года.

Капельки о стекло...

Капельки о стекло, 
Им уже не помочь. 
Множеством тусклых слов 
Прошелестела ночь. 

Множеством тусклых слов, 
Шелестом фраз пустых - 
Дождь бьется о стекло, 
Бегством от пустоты... 

Кажется, так легко, 
Кажется, время прочь... 
Близко и далеко, 
А между ними ночь... 

Так же как я и ты 
В шелесте глупых слов, 
Дождь хочет теплоты, 
Но на пути стекло. 

Москва, 22 июня 2005 года.

Будут грозы и гром...


Будут грозы и гром,
Будут бури и тишь,
Будут нити дорог
С океанами крышь,

Будет зимний закат
И весенний рассвет,
Как снежинки летят
Даты прожитых лет.

Пустота старых стен,
Звуки новых имен,
Не найдете взамен,
Не закончится сон.

Не зови, не желай,
Сохрани в сердце тишь.
Повстречав - не узнай,
Позовут - не услышь.

Безвозвратна река
Неизменен ход лет -
За рассветом - закат,
За закатом - рассвет,

И дорога видна,
Так, что только держись -
За зимою - весна,
И за смертию - жизнь...

Москва, 20 июня 2005 года.

Баллада о весеннем ветре

Этой ночью на город упала весна,
И безмолвие снега сломала она,
Ворвалась в хоровод серых сумрачных дней,
Шумом вод и сверканьем рассветных огней.

А на зеркало луж и сплетенье ветвей,
На призывные блики воды и теней,
На поток, что осколки зимы унесет,
Теплый ветер спустился из синих высот.

Этот ветер принес шепот талой воды,
Запах вешних снегов и проталин следы.
Он касается лиц, он касается строк,
И рассветным огнем отвечает восток.

И мне кажется, ветер куда-то зовет,
Отправляйся вперед, собирайся в поход,
Разгони свою лень словно зимние сны,
Разбуди и себя с пробужденьем весны!

Ветер голову снова ерошит мою,
Я тебя догоню, пусть на самом краю,
На пустом и далеком найду берегу,
Я тебя отыщу, я тебе помогу.

Среди древних камней и озябших садов
Ветер в путь позовет, кто к дороге готов,
А рассвет сложит мачты из строчек и слов,
И поднимет на них паруса облаков.

Москва, 17 июня 2005 года

Почему по весне...


Почему по весне вдруг не спиться ночами,
И приносит с рассветом, словно утренний сон,
То туманную мглу несгоревшей печали,
То волнующий образ из далеких времен.

Словно с будущим прошлое в этом рассвете
Повстречались на грани между ночью и днем,
И проходят виденья в предутреннем свете
Тают прожитым снегом под весенним дождем.

Звук несказанных слов, и какое-то дело,
То, что мы отложили на какой-нибудь раз -
Это прошлое, то, что еще не сгорело,
Что стремится обратно, на тепло наших глаз.

Напоследок заглянет былое в окошко,
Видишь, в зеркале бродят позабытые сны,
Но мурлычат часы, словно спящая кошка,
И несет тихий ветер запах новой весны.

Подмосковье, 24 апреля 2005 года.

День клонится к закату

День клонится к закату,
И прозрачной порой
Ветер гонит куда-то
Белый облачный строй,

И дыханием мятным
Поднебесных морей
Он вздыхает украдкой
Под вечерней зарей.

А закатное око,
Между облачных век,
Смотрит сверху далеко,
На грядущий рассвет.

Через сумрак воздушный,
Сквозь туманы и сны,
Вдаль глядит равнодушно,
В мрак грядущей весны.

И над мачтами сосен,
Как прозрачный хрусталь,
Лунный серп - многоточие,
Устремленное вдаль.

Подмосковье, 11 апреля 2005 года.

Кто ты такая?


Кто ты такая,
Что ты такое?
Быстрое пламя,
Льдина покоя?
Отбсеск заката,
Сумрак рассвета?
Песня, какая
Так и не спета?
Или, быть может,
Встреча, случайно,
Та, что тревожит,
Смутно и тайно?
Сны о Несбывшемся
Перед рассветом,
Ветер тревожный
Ушедшего лета?
Вдаль устремишься,
Вслед, настигая...
Что ты такое?
Кто ты такая?

Подмосковье, 11 апреля 2005 года.

Серой ресницею тучи...


Серой ресницею тучи
Око закатное меркнет,
Мрак подступает колючий,
Ночи и маленькой смерти.

И безнадежною схваткой
Край горизонта клокочет,
День покидает украдкой
Мир торжествующей ночи.

А над углями заката
Вестник беды и разлуки,
Тучи край, темный и мятый
Греет холодные руки.

Но час заката краткий,
И, как сомнамбулы, тени,
Выхода ищут украдкой
Из темноты сновидений.

Подмосковье, 10 апреля 2005 года.

Этой ночью тяжелые тучи летят...

Этой ночью тяжелые тучи летят,
И последние листья срывает с ветвей,
Как осенняя боль, облетающий сад,
Взгляду станет прозрачен до самых корней.

Мокнут ветви под мелким осенним дождем,
И на память ночная легла тишина,
И за сеткой ветвей притаившийся дом,
В осень смотрит единственным взглядом окна.

Что ты, поздняя осень, с собой принесла?
Бродят тени ночные у света окна,
И глядят, как откуда-то из-за угла,
Чьи-то строки, как блики осеннего сна.

Вы откуда приходите строки, зачем?
Почему в облетевшей листве, каждый раз,
Вижу вдруг красоту ненаписанных тем,
Слышу звуки забытых, несказаных фраз?

Одиночество, холод осенних дождей,
Бесконечное 'нет", бесконечное "да',
И щемящая нежность непрожитых дней
Как осенние листья слетелись сюда.

Может быть, вы привет из краев принесли,
От которых остались лишь зыбкие сны?
Но глаза не могу я поднять от земли,
От желтеющих клочьев ушедшей весны.

И кружиться стихов неродившихся рой,
И зовет за собой в мир забвенья и сна,
И несбывшейся тенью, ненастной порой,
Поглощает осенняя их тишина.

И не спать до рассвета под шепот дождя,
Чтобы слышать звучание гаснущих строк,
Чтобы звездами сделались капли, скользя,
И рисунком ладони - осенний листок.

Подмосковье, 28 марта 2005 года.

Возвращение

Сколько раз запрещал я себе возвращаться,
И прощался навеки, но дрожала рука,
И хотелось в закрытую дверь постучаться,
Но чудес больше нет, да и жизнь коротка...

Этот мир словно клоун жонглирует днями,
И разлуки сплетает паутиной дорог,
Одиночества реют на закате тенями,
И сбиваются в стаи в осенней свой срок.

Но устанет бегущих путей быстротечность,
И свиваться закончит, и настанет черед,
И какой-нибудь поезд в какую-то вечность
С полустанка надежды меня увезет.

Москва, 23 марта 2005 года

Звезда

Вновь и опять прихожу я сюда,
Много лет,
Вечером вспыхнет на небе звезда,
Детства след.

Где-то у дали и тьмы на краю
Сквозь года,
Снова у самого детства стою,
Как звезда.

Свет серебристый как песня звучит,
Почему?
Только не в силах рассеять лучи
Эту тьму.

Дом детских снов, много лет позади,
Много зим,
Лучик звезды поселился в груди
Вместе с ним.

Смотрит на взрослую жизнь без чудес
Не всерьез,
Луч укоризненным взглядом с небес
Детских грез.

Знаю, что в прошлое мчаться года,
Не вернуть,
С неба однажды сорвется звезда -
В дальний путь.

Подмосковье, 21 марта 2005 года.

Блюз прощания

Поезда голос,
Крик корабля,
Прошлое гонит,
Начните с нуля.
Звуки джаза ветер
Вынесет нам навстречу!

Брось за углом
Одиночества груз.
Тучи танцуют
Медленный блюз.
В их ледяных ладонях
Наша печаль утонет!

И этот блюз,
Этот блюз прощанья,
Встречь союз,
И дороги дальней.
Расставания чашу
Выпьм за встречу нашу
Через много-много дней.

Серый дождь
Проводит в дорогу.
Ты еще ждешь?
Постой немного.
Свищет бродяга-ветер
Нам обещает встречу!

И этот блюз,
Этот блюз прощанья,
Это груз
Нежности пчальной.
Расставания чашу
Выпьм за встречу нашу
Через много-много дней.

Подмосковье, 20 марта 2005 года.

Баллада о западном ветре

Влетел в открытое окно,
В день дел и суеты,
Осенний ветер детских снов,
Покоя и мечты.

Закатной свежею струей 
Из западных сторон,
Принес прохладу и покой
На влажных крыльях он.

Он стар и умиротворен,
Он заключает день,
И гонит рой вечерних дрем
За ним ночная тень.

Закатный ветер, ты принес
И отдых и покой,
Скажи, ответь на мой вопрос,
Как стать самим собой?

Закатный ветер лишь вздохнул,
И тихо прошептал:
Закат для тех, кто не уснул,
Хотя и рано встал.

Закат для тех, кто путь дневной
Проходит до конца,
Настанет вечером покой,
Откроются сердца.

Осеним холодом дохнет
Покров ночного сна.
В закатном сумраке взойдет
Холодная луна.

И ветер вынесет в окно
Тревоги и мечты,
И напитает влажным сном
Осенние цветы.

Москва, 19 марта 2005 года

Последняя весна

Отраженье грядущей весны
В облаках, на сугробах и в лужах.
Льдом последние отклики стужи,
Мокрый лес потемнел и простужен,
И лишился своей тишины.

Но восход по-весеннему светл,
И, на талых обломках зимы,
Позабыв  о зиме и о лете
Мы купаемся в этом рассвете,
И забыли про прошлое мы.

Но последняя весна,
Мокрый снег как будто клочья сна.
Синь небесная легка,
Луж глаза, простор и облака.

В перепутанных улочках зданья,
Под бескрайней небес синевой,
Выползайте, мороза созданья,
Зимней ночи прошло ожиданье,
Сонных улиц холодный покой.

Но последняя весна,
Мокрый снег как будто клочья сна.
Вдаль дорога далека,
Луж глаза, простор и облака.

Москва, 18 март 2005 года.

А скоро будут яблони в цвету...

А скоро будут яблони в цвету,
И будет день торжественным и белым,
Мы окунемся в эту красоту,
Поверив в то, что можно что-то сделать.

Что снова отступает сон и тень,
Из ничего вдруг возникает что-то,
И в то, что завтра будет новый день,
И будет новый мир за поворотом.

Да, снова будут яблони в цвету,
Сон сбросит обновленная природа,
И горизонт увидит красоту
Торжественного алого восхода.

И снова, как и прежде, на земле
Дождинок спляшут тоненькие нити,
И вновь сольются в каплях на стекле
Зерно в песке и звездочка в зените.

И незаметно перейдут черту
Очередного года пробужденья.
Но... снова будут яблони в цвету,
И боль и радость нового рожденья.

Беда и радость слез и тишины,
Грозы беспечной и бессонных будней,
И красок поздней, яблочной, весны,
Того, что было, и того, что будет.

Подмосковье, 6 марта 2005 года.

Маленькая весенняя песня

Голубым весенним светом,
Старым снегом, теплым ветром,
Постепенно, незаметно,
В сумраке полей,
Прилетела и качнула,
Влажным ветерком дохнула,
Солнце, что зимой уснуло,
Ветки тополей.

Это чудо, это тайна,
Это льдинок звон хрустальный,
Это звук капели дальней
На краю весны.
Это сказка, это небыль,
Выросла под старым снегом
И теперь взлетает в небо,
Гонит мрак и сны.

Это след дневного света,
Это эхо песни лета,
Зов весеннего рассвета
Сердцем ощути.
Эту дрожь рассветной тени,
Это птиц весенних пенье,
Пробуждения знаменье
На твоем пути.

Подмосковье, 26 февраля 2005 года.

Утренний сон


На сером предрассветном небе
Сквозь сетку веток облака.
И вниз слетают хлопья снега,
Как бесконечная река.

И кажется, что нету края,
Конца беззвучной тишины,
А снег с небес приносит сны,
В поток Безвременья бросая.

Там, на границе дня и ночи,
У сна и яви на краю,
Как ненаписанные строчки
Виденья снежные встают.

Врастают горные вершины
В иной, нездешний небосвод,
И лун иных неспешный ход
Седые открывает льдины.

Горят туманные рассветы,
Пылает сонная заря,
И облака, под зыбким светом,
Плывут по небу января.

Плывут мечты , плывут виденья,
Снежинок будущей весны,
Грядущее откроют сны
За этой предрассветной тенью.

И будует марево восхода,
И будет день, и будет так.
И будет утро, утро года,
Сквозь зимний мрак...

Подмосковье, 26 февраля 2005 года.

Зима


Заметает улицы и крыши,
Наряжает ветви и дома,
Бег минут неслышнее и тише,
И шаги по снегу не услышишь,
Ходит бесконечная зима.

Память засыпает снегопадом,
Белым закрывает, что прошло.
И не вспомнить бывшее, не надо,
Память засыпает где-то рядом,
Снится ей ушедшее тепло.

Снится, что всегда всего дороже,
И, сквозь этот снежный океан,
То лицо, что всех милей и строже,
Удержать прощание не может,
Слезы и улыбки сквозь туман.

Но холодным первозданным светом
Не вернуть тепло ушедших лет.
Зимний сон порою грезит летом,
Будто ничего на свете этом
Кроме льда и снега больше нет.

Москва, 25 февраля 2005 года.

Один, а вокруг пустота...

Один, а вокруг пустота,
Умолкли и память и возух.
Казалось, вернуться не поздно -
Но нас разделила черта,
А небо нахмурилось грозно.

Один, на краю пустоты,
Остался, как будто впервые.
Когда-то мы были живые,
И помнили сны и мечты,
И ночи, и дни огневые.

И там, за последней чертой,
Вы ждете, у бездны на грани -
Последнего в этом собранье,
Живущего памятью той,
И ваше безмолвие ранит.

Москва, 18 февраля 2005 года.

Баллада о звездах

Еще один день тихо в сумерки стек,
Как след дождевой воды.
Остались, мелькнувшие, несколько строк,
Да лучик закатной звезды.

Еще один день, бесконечность скользя,
Уложится в стопку лет.
И сумрака струи, как нити дождя,
Поглотят прошедшего след.

А света крупинки на небо легли,
Напомнив о том, что мы,
Для дальних восходов из детства пришли,
Из давней предвечной тьмы.

И светится лучик, далекий восход,
И чей-то последний закат,
И чьи-то глаза, через времени ход
Из прошлого в след нам глядят.
 
И в нас загорается трепетный свет,
И в наших глазах он звучит -
Ушедших мгновений и будущих лет,
Сквозь звезд ледяные лучи.

Луч звездный пронзит восход и закат,
И путь через бездну лет,
Куда не оглянешься издалека,
В которой рожден тот свет.

Свети же звезда, и в холодной ночи,
Храни свой алмазный свет.
Как детские сны согревают лучи,
Ушедших навеки лет.

Подмосковье, 12 февраля 2005 года.

Маленький вальс


Танец снега и танец огня,
Вальс ночей и грядущего дня,
Но причин не ищи
Если танец звучит,
Этот вальс про тебя и меня.

Это танец для нас и для вас,
Это в сумраке брезжущий вальс,
Это время не в счет
И любимой плечо,
Это танец единственный раз.

Это вальс в голубой тишине,
На сиреневой зыбкой луне.
Танец прав и неправ
Под бубенчики трав,
На ветвях и прощальной волне.

Танец в прошлом и танец теперь,
Вальс находок и новых потерь,
Вальс молчания фаз,
Вальс зажмуренных глаз,
Вальс - закрытая в прошлое дверь.

Москва, 9 февраля 2005 года.

Напиши...

Через веток сплетенье,
Сквозь пламень скользя,
Как закатные тени,
Звездный отблеск пронзя,

Лучик первой звезды
Заточи как перо,
И заката следы
Скроют несколько строк.

Напиши набегу,
На закатной стене,
На померкшем снегу,
На ночной тишине,

Эти несколько рифм,
Что ты хочешь сказать,
Что зовет и горит -
Повторяешь опять.

Напиши угольком
От упавшей звезды,
Между явью и сном,
На осколках мечты.

Через веток сплетенье,
Сквозь пламень скользя
На заката ступенях
Звездный отблеск пронзя...

Москва, 6 февраля 2005 года.

Весна

Когда свет утра свяжет прочно
И свет и тень,
Когда рассвет смешает точно
И ночь и день,
Когда багряным небосводом
Сведет с ума,
Когда пробудится природа -
И свет и тьма.
Когда погода всех сезонов
В рассветный час,
Когда капель наполнит звоном
И день и нас,
Когда с рассветом пробудиться,
И не уснуть,
Тогда грядущее родится -
Встречать весну.

Москва, 31 января 2005 года.

Танго старого дома.


В этом вихре событий и лет,
Место есть, где тебя ожидают,
Где ушедшего детства отсвет,
Где тебя каждый камень узнает.

Для тебя здесь незаперты двери,
Здесь весною царит тишина,
Здесь в твое возвращение верят,
И над крышей повисла луна.

Старый дом,
Где далекая юность звучала,
Старый дом,
Где как прежде бушует весна,
Старый дом,
Дом далекого жизни начала,
Это юности дом,
Дом, где песня слышна,
Из забытого детского сна!

Это детство и юность твоя,
Береги эти воспоминанья,
Возвращайся в родные края,
Помни встречи и помни прощанья.

И пускай в тишине голубой
Первый лист распускаенся тонкий,
В этом доме ты будешь собой,
Навсегда оставаясь ребенком.

Старый дом,
Где далекая юность звучала,
Старый дом,
Где как прежде бушует весна,
Старый дом,
Это давнего детства начало,
Это юности дом,
Дом, где песня слышна,
Из забытого детского сна!

Москва, 28 января 2005 года.

Силуэт.

Ночь замрет перед рассветом,
Память птицей в грудь стучит.
Заострились белым светом
В небе звездные лучи.

Здесь все мирно и знакомо,
Только ночь и звездный свет.
И, как памятник былому,
В мыслях твой знакомый силуэт.

Подойди и сядь поближе,
Загляни ко мне в глаза,
Я твои сомненья вижу,
Вижу как блестит слеза.

Между нами расставанье,
Тьма ночей и звездный свет,
И полмира расстоянья,
И немало одиноких лет,

Посиди со мною рядом,
Окунаясь в звезд лучи.
И ненужных слов не надо,
Лучше просто помолчи.

Не уйти от с прошлым встречи,
И пробудит звездный свет,
Призраком лицо и речи,
Волосы, глаза и силуэт.

Говорят, что время лечит,
Все способно исцелить,
Но ночные эти встречи
Не могу никак забыть.

Москва, 26 января 2005 года.

Баллада о восточном ветре

Серые тучи на запад плыут,
Серые сны вмсте с ними уйдут,
Тихо рассеется сумрак ночной
Перед рассветной стеной.

Солнца встающего огненный шар
Края небес раздувает пожар,
Льет свое пламя на облачный рой,
Этой рассветной порой.

Тучи ночные, небесный пастух,
Юного солнца встающего друг,
В стадо сбивает, подальше гоня,
От золотого огня.

Ветер восточный, что ждет впереди?
Что обещают рассвета пути?
Что впереди ожидает меня,
В блеске растущего дня?

Свежим дыханьем ответит восток,
Всытроит линии облачных строк,
И отразится ответ, прозвеня,
От облаков и огня.

"Многое может рассвет принести,
Только заката ты не пропусти!
Только закат даст ответ на вопрос,
Что этот день принес.

Не поврнуть, что случилось, назад,
Часто нежданным бывает закат,
И не ко времени чаще всего,
Не пропусти ты его!"

Схлынул торжественный алый восход,
Вдаль ускоряется облачный ход,
И, разгоняя рассветную тень,
Новый приходит день.

Москва, 26 января 2005 года.

Осколки мороза

Осколки мороза
Замерзшие стены.
Цвет зимнего дня - бледно-серый.
И ночь, как угроза.
А веток сплетение нервно,
И снег, словно бледная роза.

Безликие льдинки,
А снег уже замер
И капли застыли слезами
На бледной картинке,
Под тусклой зимы небесами
Холодными снами травинки.

И вдаль облака уплывают
Вчерашнего дня парусами.

Подмосковье, 23 января 2005 года

Спускается короткий зимний день...

Спускается короткий зимний день
На лампы свет, и волосы и стены,
И кажется, куда-то минет тень,
И кажется, растают постепенно

Непониманье, страхи и печаль,
Что в предрассветные часы томила,
Но это сон, и сон проходит мимо,
И бледный день его уносит вдаль.

На уходящей зыбкой ночи тень
Легла другая, бледная, земная...
И будет новый приходящий день,
Как будто декорация иная.

Москва, 19 января 2005 года.

Вечерний разговор

Кончились вчера
Бури и ветра,
В завтра повернул небосвод.
Отойди пока
Серая тоска,
Светом лампы вечер зовет.

Унесет в окно
Тень вчерашних снов,
Будет тихий свет в облаках.
Споры ни о чем,
Сердцу горячо,
Отдохнет в ладони рука.

Свет привычных фраз,
Медленный рассказ,
Дождь из ощущений и слов.
Взгляды и слова,
Чувствуешь едва,
На губах и в мыслях тепло.

Сумрак на окне,
Небо все темней,
Убегает день во вчера.
Прежде чем заснуть
Подожди чуть-чуть,
Вспять не повернуть вечера.

Москва, 18 января 2005 года.

Давай помолчим мы

Давай помолчим мы...
Слова без причины
И мысли по кругу.
Чужие друг другу.
Давай помолчим мы.

Слова исчерпались
О нужном и главном,
В молчании плавном
Лишь тени остались,
Давай помолчим мы.

Пусть мертвые тени
Минувшего бродят
Вокруг, и уходят
Туда, в запустенье.
Сомненье, прощенье...

Ведь мы не чужие,
По этому кругу
Возьми мою руку,
Поверим друг другу.
Давай помолчим мы.

Давай помолчим мы,
Последняя малость,
Раз слов не осталось,
Без всякой причины.
Давай помолчим мы.

Подмосковье, 7 января 2005 года.

Зимний пейзаж

Вдоль улицы, зимней и смутной,
На стенах сырых и холодных,
На каждой колонне,
Рассвет запоздалый и мутный.

А ветви качаются грустно,
Им чудятся блики и тени,
И лета цветенье,
Но стыло в округе и пусто.

Их тени безвольные гнутся,
Озябшие ветки мрачнеют,
Но вспять не посмеют,
Они не посмеют вернуться...

И вдаль улететь не сумеют,
И летнею песней им не обернуться.

Москва, 5 января 2005 года.

Вальс зимней ночи

Снежный зов в утренней тиши,
Ветерок передать спешит.
Ночь бушует вокруг, и вдруг,
Как пожатие рук -

Зимний ветер и чистый звон,
Без ответа со всех сторон,
Но сплетением фраз на нас
Надвигается вальс.

Этот вальс зимней ночи,
Вальс заснеженных строчек,
Вальс начала начал,
Вальс, который промчал
Вихрем льдинок и точек
На последний причал.

Из обьятия вырвет сна,
За собой увлечет она,
Поскорее беги, не стой,
За мелодией той!

Вальс зимы и круженья,
Вальс судьбы и свершенья,
Вальс серебряных строк
И под снегом дорог,
Неустанно движенье,
Вечен вальса поток.

Подмосковье, 4 января 2005 года.

Утро

Час предрассветный, смутный,
Тенью вчерашней.
Сон между ночью и утром,
Теплый, домашний.

Бродит в рассветных дремах
Проблеск восхода,
.Ждет на крылечке дома
Ночи исхода.

А в белизне неверной,
Вдаль по дороге
Тихо уйдут, наверно,
Ночи тревоги...

Подмосковье, 3 января 2005 года.

Баллада о северном ветре

Бледнеют озера света
Под звезд ледяной стеной.
И тусклым огнем одетый,
Раскинулся город ночной.

А выше - холодный ветер,
Зимы непреклонной дар,
Вплетает свет звездный в сети
Прозрачных своих фанфар.

Несется вдоль длинных улиц
Протяжен и невесом,
И ветви в страхе согнулись
Над каменных стен лицом.

Скажи мне, ветер, что делать,
Куда мне идти, скажи,
Когда вокруг пепел белый
И зимние миражи?

Скажи мне, северный ветер,
Посланец ночного льда,
Где скрылись мечты о лете,
И как мне попасть туда?

И чудится, что потоки,
И звездный холодный свет,
Сжимаются, словно строки,
И что-то шепчут в ответ.

И виделись в воздухе строчки,
И чудилось, ветер сказал
Что нет холоднее ночи,
Чем та, что в твоих  глазах.

И голос фанфар плотнеет,
И медью до звезд встает:
Холодную зиму согреет
Лето, что в сердце твоем.

И вдаль уплывает ветер,
Торжественнен и суров,
Фанфар ледяных отсветы
На крыльях холодных снов.

Москва, 30 декабря 2004 года.

Москва, 30 декабря 2004 года.

Баллада о четырех ветрах.

Ветер над городом, дым теребя,
Ночи полярной привет.
Зимнюю песню гудя и трубя,
Снегом закроет рассвет.

Северный ветер, полярных равнин
И ледовитых морей,
Мрака ночного неласковый сын,
Страж у замерзших дверей.

Но на востоке раздует пожар
Над поднебесной чертой,
Солнца откроет пылающий шар,
Тучь пламенеющий строй -

Ветер восточный, лесов и равнин,
И поднебесных хребтов,
Солнца восхода торжественный сын,
Друг догорающих снов.

Ветер полуденный с юга принес
Запах безводных пустынь,
Серых степей и грохочущих гроз,
Неба бескрайнюю синь.

Южному ветру полуденный зной
Имя небесное дал.
Вечность движенья и вечный покой
Соединил и впитал.

Сыростью с запада веет поток,
Ветер бескрайних морей.
Влагой и сном напитает он впрок
Путь у вечерних дверей,

Жаркий закат и воздушные сны,
Блеск уходящего дня,
Вестник усталый видений ночных,
Сторож заката огня.

И от заката к рассвету несет
Строй облаков живой -
Знамя прошедших и будущих лет,
Ветер над головой.

Подмосковье, 27 декабря 2004 года.

Пропавшие души

Как часто ночами,
И в сумраке душном
Встречаются с нами
Бесплодные души.

Пропавшие души,
Ушедшие тени,
Средь улиц потухших
И зыбких видений,

Их пламени нет,
Остаются лишь тени
Минувших побед
И былых сновидений.

Непросто найти
То, что было когда-то,
Сгорая идти
Через пламень заката,

И помнить, сгорая,
Теней этих стаю -
Быть может иная
И где-нибудь с краю,

Их участь в смятеньи,
В безмолвии душном,
Ушедшие тени,
Пропавшие души.

Москва, 22 декабря 2004 года.

Звездная дорога

Потухшие звезды в замерзшей реке,
Серебрянной долькой луна вдалеке,
По звездным дорогам,
В молчании строгом,
Плывем по уснувшей небесной реке.

И времени ток увлекает река,
Холодна, стремительна и глубока,
Под звездным порогом
Помедлит немного,
И наши следы сохранит на века.

За звездным порогом единственный дом,
Который на этом пути мы найдем.
В молчании строгом,
По звездным дорогам,
Пройдем мы с тобой между небом и льдом.

Подмосковье, 20 декабря 2004 года.

Колыбельная котенку

Спи котенок милый,
Сон проходит мимо -
Солнышка улыбки,
Луг в густых цветах.
Да и мама-кошка
Отдохнет немножко,
Ласково мурлыча
Этой песне в такт.

Засыпают елки,
На ветвях иголки
Солнышко вернется,
Завтра раньше встать.
Веточки и шишки,
Из бумаги мышки,
Утра не дождутся,
Чтобы вновь играть.

Подмосковье, 17 декабря 2004 года.

Ящер

В мыслях сбросив с себя Настоящего бремя,
Сквозь бетон городов и сквозь вечный гранит,
Пронесемся в седое минувшее время,
Где под сенью хвощей древний ящер лежит.

Где-то в будущем рвутся эпохи и эры,
Тонут горы, империи падают в прах,
И горит пламя битв ради славы и веры,
И огонь догорает в погребальных кострах.

А в ушедшем - жара плауны истомила,
И хвощи над водой погружаются в сон,
Старый ящер лежит - сердце целого мира,
Того мира, который еще будет рожден.

И темнеет над заводью синее небо,
Где-то на мелководье плеснет трилобит...
И смешает события, быль или небыль
Наша память, которая ящером спит.

Москва, 16 декабря 2004 года.

Осенний лист

Осенние грозы 
Осыпали быстро
Увядшие гроздья,
Осенние листья.
Но тихо шумят
Из глуби сновиденья
Угрозы мороза,
Угрозы паденья.

Осенние листья
Окутаны снами,
Погасшие кисти
Остануться с нами.
К закату летят
Вихри воспоминаний,
Ушедших мечтаний,
Угасших желаний...

Смотри же и слушай,
Над осенью кружат
Увядшие души,
Пропавшие души,
И огненной краской
Они заклейменны,
Отвергнуты кленом
И летом зеленым.

Летят, и исчезая
За краем заката,
Не помня, не зная,
Чем были когда-то.
И огненной маской,
Заката величьем,
В ледовом обличье -
Вступает безличье.

И, чудится, тоже,
Листочек осенний,
Я ветром отброшен
От слез и сомнений,
А ветер играет,
И желтая стая,
Над ветками тает,
И прочь улетает...

Исчезни тоска,
Это доля такая,
У самого края
Гореть не сгорая,
Надежду, какая
Последняя тает,
От края до края
Разрушить играя.

Москва, 14 декабря 2004 года.

Лунная баллада (Есть луна...)

Есть луна - глаза ночных садов,
Желтый плод блестит под облаками.
Есть луна бессонных поездов,
Что под стук колес звенит стихами.

Над полночным городом луна,
Огоньком бессонницы зовется.
Дымом городов окружена,
И тихонько по небу крадется

В окруженьи желтых фонарей,
Тусклых бликов и бессонных окон.
Чтоб истаять сонною зарей,
В розовом сиянии глубоком.

Есть еще луна ночных степей,
Что зовется желтой кобылицей.
Проносясь над морем ковылей,
Призывает тех, кому не спится.

На иной луны нездешний свет
Волки воют на лесных полянах.
И болотный сумрак, им согрет,
Заплетет путь в ночных туманах.

Горная высокая луна
Освещает тропы перевалов.
И в потоках быстрых рек она
Отраженья всюду разбросала,

И чернеют тени между скал,
И темны бездонные провалы,
Клочья сна свет лунный разметал
По ущельям, сонным одеялом.

А морскою ночью желтый диск
Назовут луною путеводной,
Что, презрев и трудности и риск,
Увлекает вдаль дорогой водной.

Есть луна несозданных стихов
И луна несбывшихся мгновений.
Смутной тайной позабытых снов
Наполняет озеро видений.

Не тревожь, луна, недолгий сон,
То, что не родилось не обрящешь,
И свой свет, тревожно-невесом,
Темнотой в бегущий ритм не спрячешь.

Полог ночи звездами блестит,
И чернеет кромкой горизонта.
И как будто тени - новый стих,
И перо, как лунный лучик тонкий.

Москва, 14 декабря 2004 года.

Новогодняя песня

Будет быль и будет небыль,
Будет свет и будет небо,
Будут мчаться поезда.
Будут дни и будут ночи,
То длинее, то короче,
Вспыхнет дальняя звезда.

Мир такой огромный для себя открой,
Светлый мир и сложный и простой.
Новый год закроет двери для тоски пустой,
И на месте на пути не стой.

Будет зной и будет вьюга,
Будет солнца бег по кругу,
Снова утро настает.
Будет сон и будет сказка,
Будет холст и будет краска,
Будет, будет Новый Год!

Зимний день кончится и утро настает,
Огненный рассвет опять поет.
Верь и это время обязательно придет.
Наступает Новый год!

Подмосковье, 13 декабря 2004 года.

Новогодний вальс


На морозном стекле паутинки
Ледяные рисуют картинки,
И следы на земле упруго
Засыпает декабрьская вьюга...
Но, гудя, новогодний ветер
На вопросы зимы ответит.

Вечный вальс,
Зимний вальс
Новогодние сны на пороге.
Помню нас,
Помню вас
Помню в радости, помню в тревоге.
Помню дома и помню в дороге,
Помню тех, кто шутливы и строги,
Для надежды и веры
Откроются двери,
В заветный полуночный час.

Старых встреч
Не сберечь,
Не судите его слишком строго.
Этот год
Он пройдет,
До начала осталось немного.
Будет радость и будет дорога,
Новый год принесет еще много
Дней спокойных и ясных,
Побед ненапрасных,
Успехов и новых друзей.

Новых встреч и прощаний,
Новых слов и молчаний.
Зов далеких и сказочных стран
Пусть проникнет в декабрьский туман.
И под звоны снежинок
Пожелать поспеши нам
Новогодних улыбок,
Прощенных ошибок,
И счастья желаем мы вам!

Подмосковье, 11 декабря 2004 года

Дракон

Над долиной живых мертвецов,
За ущелием звезд погасших,
В душном сумраке прячет лицо
Диск луны, словно вопль о падших.

Над предсмертным изломом скал,
Притяженья презрев законы
На луны гробовой оскал
С высоты смотрит глаз дракона.

И клубиться тяжелый дым,
Лунным светом насквозь пронзенный,
Словно смертной тоски следы
На чешуйчатой шкуре дракона.

Но чудовищу скучно здесь,
И, слетев с высоты на скалы,
Он уснет, как недобрая весть
Под предсмертным луны оскалом.

Подмосковье, 10 декабря 2004 года.

Ноктюрн.


Серою сеткой дождя перечеркнуто небо,
Мокро желтеют листы на застывшей земле.
Ветра порывы, скользя, как осенняя небыль,
Трогают капли воды, что грустят на стекле.

Мертвой прощальной листвою покрыты тропинки,
Наши следы - словно лужи и мокрая медь.
Ночь над усталой травой рассыпет дождинки,
Больше ничем этой стужи уже не согреть.

Слышишь, как с шелестом ветки касаются тучи,
Слышишь, как в шепоте листьев приходит ответ.
Ночь говорит, эти капли - уставшие души,
Серых стихов, что зачем-то родились на свет.

Раны на стеклах как след умирающих нитей,
Прерванных капель дождливых до времени след.
Дождь - самый древний поэт, или самый безликий,
Это седой бесконечности тихий привет.

Тихие сны овевают забвенья волнами,
Дождь бесконечен, рассвет наступать не спешит.
Ночь из потоков дождя наблюдает за нами,
Капель глазами из вечной и влажной тиши.

Подмосковье, 2 декабря 2004 года.

Маленькая осенняя серенада


Мир из сказки в лунной дымке,
В предрассветной тишине,
На стекле как на картинке
Осень рисовала мне.

И сентябрьским звездопадом
Озаряет свет луны
Как надежды, где-то рядом,
Сны! Такие сны!

Но, в тиши осенней ночи,
Вдруг спрошу я между прочим:

Где этот лунный дым,
Где этот дивный сон,
В котором я любим,
В котором я влюблен,
Где огненный закат,
Пылают облака,
И где найдет меня наверняка
Твоя рука!

Ты накинула на плечи
Этих желтых листьев плащ,
Осень все ошибки лечит,
Скроет смех и смоет плач.

Но сентябрьским звездопадом,
Под круженье птичьих стай,
Не загадывай, не надо,
Лучше просто вспоминай!

На пороге зимней вьюги
Не забудем друг о друге:

Где этот лунный дым,
Где этот дивный сон,
В котором я любим,
В котором я влюблен,
Где золотом опять
Пылает на краю,
И где я наконец смогу понять
Мечту свою!

Бродят тени-невидимки
Над опавшею листвой.
Мы с тобой, как паутинки,
Проникаем в мир ночной.

Отворяться окна сказки,
В чуткий сонный блеск луны,
Не погаснут эти краски,
Не померкнут наши сны!

Пусть хранит осенний вечер
И прощания и встречи!

Где этот лунный дым,
Где этот дивный сон,
В котором я любим,
В котором я влюблен,
Где наши имена
Плывут как облака
В потоке голубого ветерка,
Через века!

Подмосковье, 1 декабря 2004 года.

Белая песня

Белые крыши
В спящих домах,
Звуков не слышишь -
Глушит зима.

После метелей -
Белый покой
Белые ели
Над белой рекой.

В белых сединах
Смутно видны
Белые льдины -
Белые сны.

В белые зимы
Сны городов,
Белые спины
Замерзших мостов.

Ветки из снега,
Солнечный день,
Синее небо,
Синяя тень.

С белым восходом
Гонят ветра,
Крошево года,
Слой серебра.


Спят в ожиданье
Новой весны
Сказки созданья,
Зимние сны.

Подмосковье, 26 ноября 2004 года.

Зимний ноктюрн

Когда уснуть природа хочет,
Замрут и радость и печаль -
Услышишь песню зимней ночи
Сквозь застывающую даль.

Услышишь бури и метели,
И песню приполярных льдов,
И тихий зов замерзших елей,
И гул уснувших городов...

И зов холодного потока,
Дорог замерзших и мостов,
И, полный гнева и упрека
Крик уходяших поездов.

Услышать шум морозных ветров,
Ночных ручьев чуть слышный звон,
И сонный скрип могучих кедров,
И сосен заунывный стон.

А если глубже погрузиться
В сон затихающей тиши,
услышать, как в ночи не спится
Мольбам потеряной души.

Подмосковье, 21 ноября 2004 года.

Вальс о луне и памяти

Память вещей словно след на земле,
Память людей как снег.
Тают туманами в утренней мгле
Слезы, веселый смех.

Пламя сквозь память и годы тронь,
Воспоминаний волна.
Тихо горит рукотворный огонь,
И в небесах Луна...

Дерево пламени лижет ладонь,
Лунный свет на ветру...
И отвечает небесный огонь
Маленькому костру.

Прожитых дней повторяется сон,
Трогая все сильней.
И не погаснет далекий огонь
Этих прошедших дней.

Не позабудь эти давние дни,
Сквозь облака и мрак.
Память о прошлом ты сохрани,
Я расскажу, как.

Подмосковье, 20 ноября 2004 года

Зимний вальс

Ночь словно звезды погасит мечты, 
Осень сменяет зима.
Снег тихо-тихо летит с высоты,
И серебрятся дома.

Но навевает сны первый снег,
Светлыми стали в ночи,
Пройденный день, прожитый век,
Веток опавших лучи.

Зимняя песня над миром звучит,
Мягко, и будто звеня.
Тучами скроются звезды-лучи,
Ночь и покой храня.

Вспомни о прошлом несколько слов,
Было оно, и прошло.
Снег скроет память несбывшихся снов,
И сохранит в ней тепло.

Эти снежинки из детства пришли,
Сквозь окены тьмы.
Нежные капли ушедшей весны
Станут покровом зимы.

Тают снежинки как прошлая жизнь,
Словно осколки сна.
Будет зима еще долго кружить,
А за зимою - весна.

Снежный покров над прошлым не тронь,
И, ради будущих дней,
Эту снежинку возьми на ладонь,
Спой колыбельную ей.

Подмосковье, 18 ноября 2004 года.

Романс

Я тебя позову, словно чудо,
Словно тайну, словно песню.
Эти сны наяву вижу всюду,
В этих снах мы снова вместе.
А время играет свой вечный мотив,
И в даль уплывает о нас не спросив,
Позабыв...

Множество будет зим и весен,
И в эту бездну нас уносит.
Клен облетевший листья сбросит,
И скроет листьями наши следы.

Будут морозы, будет вьюга,
Только не выйти прочь из круга,
Здесь мы бессильны друг без друга,
Если не рядом мы - я и ты.

Я тебя назову звездным летом,
Птицей светлой, песней дальней.
К дальним звездам лети, мой последний
Голос мертвый, звук печальный.
А ночь не проходит, нет времени ждать.
И имя твое повторяю опять,
И опять...

Москва, 18 ноября 2004 года.

Космический твист

Иссяк тоски порыв,
Забыты до поры
Песни родимой Земли.
Далеко от Земли,
Орбиты увели,
Вдаль унесли корабли.

Здесь жаром дышит Солнце,
Холоден свет Луны.
Сны пустотою звонкой,
Музыкой звезд полны.

И в космических полетах,
На невиданных высотах,
Горизонт соединяя и зенит,
Заиграла, зазвенела
Песня солнца в черном небе,
Этот твист космических орбит.

Сверкнет звезды алмаз,
Как будто в первый раз,
Черного неба струна.
И льеться, далека,
Небесная река,
Песня орбиты слышна.

Здесь жаром дышит Солнце,
Холоден свет Луны.
Сны пустотою звонкой,
Музыкой звезд полны.

От экватора на полюс,
Ни о чем не беспокоясь,
Музыкой небесных сфер с собой зовет,
В перигей из апогея,
Не грустя и не жалея,
Этот твист космических высот.

Москва, 16 ноября 2004 года.

Дождем смывает с веток...


Дождем смывает с веток
Последние листочки,
Остались без ответа
Написанные строчки,

А серых туч обрывы
Сочаться мертвой влагой,
Скользя неторопливо
Дождя осенним шагом.

И лета образ черный,
Плащ сбросил листьев смятый,
Холодный и просторный,
Прозрачный и крылатый

Встает ушедшим годом,
Вонзая в небо ветки,
Грозит конца приходом,
И завершеньем вечным.

И как предтечи снега,
Зовут зимы метели
На бледной ткани неба
Отроги темных елей

Подмосковье, 15 ноября 2004 года.

Зимний день

Снова зима цветом ярким и белым
Землю одела.
Тусклый рассвет без конца и начала
В лед заковала.
Сосны уснули, и, кажется, реки,
Замерзли навеки.
И ничего, кроме белого неба,
Света и снега.
Перемежая осеннюю небыль,
Падает с неба.
Сказки травы, пробудившейся в мае,
Льдом закрывает.
О тишину разбиваются звуки,
Падают в руки.
Залил в прозрачный и строгий хрусталь
Звонкую даль.
Белое марево с неба сошло,
И стало светло.
Мысли и грезы, надежды осколки,
Спрячет надолго.
Скроет сугробами все, что прошло,
Все выпьет тепло.
Сонный покой поднимает на плечи,
Забвением лечит.
Эхо стирает ушедших прощаний
И обещаний.
И бесконечен, как времени бег,
Летящий вниз снег.

Подмосковье, 29 ноября 2004 года.

Черный ветер и дождь

Слышишь, как жалобно ветер зовет,
Луж пробирая дрожь.
Солнце встает, но с восходом поет
Черный ветер и дождь.

В тучах седых утонувший восход,
Песнею сердце не трожь...
Осень и сумрак с собою несет
Черный ветер и дождь.

Ветер тревог сквозь зари голоса,
Что же ты снова ждешь?
Капли блестят словно неба слеза,
Черный ветер и дождь .

Шепот щемящий услышать дано
Пусть не всегда, так чтож?
Птицей тревожной стучится в окно
Черный ветер и дождь.

Подмосковье, 24 октября 2004 года.

Тридцать восемь.

Снова осень, еще одна осень,
Желтый лист и сверканье росы.
Снова неба бездонная просинь,
Их по счету уже тридцать восемь,
Этих лет, что летят как часы.

Желтый лист вновь сорвется от ветра,
И заря на заходе светла,
И все ближе зима. Незаметно,
Станет мир и прозрачным и светлым,
В ожиданье весны и тепла.

Мокрый лес птичьим стаям ответом,
Нервным жестом воздетых ветвей.
Было лето, еще одно лето.
Только летняя песня допета,
И короткие дни все темней.

И под стынущим тусклым закатом
Даль прозрачна и видно насквозь,
Все, что с нами случилось когда-то,
В чем мы правы и в чем виноваты,
Что свершилось, и что не сбылось.

Тридцать восемь осталось за кадром,
Сколько будет еще впереди?
Тридцать восемь ушедших закатов,
Тридцать восемь призывов куда-то,
На закатном осеннем пути.

Подмосковье, 15 октября 2004 года.

Осенний дождь

Бросит остаток света,
Вечеру хмурое небо.
Трепету голых веток
Дарит осеннюю небыль.

Вечер умолкнет тоже,
И невзначай услышит -
Серый осенний дождик
Тихо стучит по крыше.

Сумрачный жар заката
Тушит ночными снами.
Он и спешит куда-то,
И остается с нами.

Шепчет капелью мокрой,
Бросит, играя, блики,
От фонарей безмолвных,
И листьев сырых безликих.

Но дождевые стены
Шорохом крыш не тронуть,
И сторожат без смены
Сумрак мокрые кроны.

Подмосковье, 14 октября 2004 года

Первый снег

Тихо падает снег, приглушая осенние звуки.
Где-то у горизонта сгорает туманный закат.
Оседают на желтые листья и память и руки
Капли древней зимы, что нежданно вернулась назад.

В этих крохотных искрах зимы вечный сон и свобода,
И рождение светлых, холодных и чистых снегов,
Сон уставшей листвы, белый саван ушедшего года,
Бег плененной реки меж своих ледяных берегов.

Посмотри, и увидишь меж этих холодных крупиник
Белых призрачных замков немой зачарованный сон,
Блеск забытых, былых городов, чьи-то лица в сединах,
И холодное зимнее солнце ушедших времен.

Первый снег укрывает травинки, и память, и руки,
Невесом и тяжел, бесконечен, но скоро пройдет.
И снежинки летят, заглушая осенние звуки,
За холодным безмолвьем скрывая, что завтра нас ждет.

Подмосковье, 12 октября 2004 года.

Домику (вариант 1)

Старый дом, заросший дом,
Спит и помнит о былом...
О сложивших эти стены,
О пришедших им на смену,
Смехом детским их согревших,
Здесь взрослевших и мудревших...
Ночи зимние длинны,
И о прошлом снятся сны.
Кем-то прожитое лето.
Памятью стена согрета.
Не вернуть его назад.
Старый дом, заросший сад,
Молча ждут и тихо спят...

Подмосковье, 30 сентября 2004 года.

Домику (вариант 2)

Старый дом, заросший дом,
Спит и помнит о былом...
О сложивших эти стены,
О пришедших им на смену,
Смехом детским их согревших,
Здесь взрослевших и мудревших,
И, для счастья и побед
Открывавших целый свет.
Век сомкнется за плечами,
Эти стены повстречают
Тех, кто вновь наполнит их
Звуком голосов живых...
Ночи зимние длинны,
И о прошлом снятся сны.
Кем-то прожитое лето.
Памятью стена согрета.
Не вернуть его назад.
Старый дом, заросший сад,
Молча ждут и тихо спят...

Подмосковье, 30 сентября 2004 года.

Закат.

Прощания и встречи
Мы вспомним в этот вечер.
Спешит он нам навстречу,
Как будто старый друг.

Задумчивым закатом
Уходит день крылатый,
Зовет с собой куда-то,
Но оглянись вокруг!

Закат висит над нами,
Он как напоминанье,
Но тайны и признанья
Не думай осуждать,

Они остались с нами,
На небе письменами,
Закатными стенами
Прикрытые опять.

И снова как когда-то,
Сгорающим закатом,
И облаком лохматым
Клянемся не забыть,

Надежды и волненья,
Мечты и наважденья,
И светлые мгновенья - 
Их навсегда хранить.

Подмосковье, 23 августа 2004 года.

Рассвет.

Этот вечер, казалось, совсем опустел,
Этот вечер исчерпан до дна.
И разлитая грусть в безнадежности стен,
И забытая чья-то вина.

Черным клином расколот тускнеющий день,
Зелень высосал мрак из ветвей,
И холодными росами черная тень
Своих снежных зовет сыновей.

Но приходит черед и рассвет настает,
И в туманах скрываются сны,
И над розовым облаком солнце встает,
И осенние дали ясны.

Пусть рассвет побеждает тревогу и грусть,
Что над нами клубились вчера.
И закатное солнце печалится пусть,
Но сменяет рассвет вечера.

Чародейским потоком распахнута даль,
И росинки мигают в траве,
И в осеннем листке притаилась печаль -
Блик рассветной звезды в синеве.

Москва, 21 сентября 2004 года.

Ночная дорога.

Крадется сумрак закатный
Рядом с настольной лампой,
Играет с ним ветер мятный,
Как мягкой кошачей лапкой.

И ночь к себе призывает,
Пугаясь света окошка.
Закат горизонт обнимает,
Мурлыча огромной кошкой.

А тьма, наступая, прочно
К закату пришита ветром,
И только дорога ночью
Шумит движеньем и светом.

Она все ведет куда-то,
Навылет пронзив пространство,
Смешав и места и даты,
Движение и постоянство.

Куда ты летишь, дорога?
Огнями пугая сумрак.
Ты гость у любого порога,
Хозяйка в вечерних думах.

И в дали манишь седые
Пронзительным древним зовом,
И земли сулишь иные,
И ждешь, когда будем готовы.

А вечер зовет и шепчет,
И ночь, засыпая тихо,
Грезит о солнечных землях,
И старых забытых книгах.

Подмосковье, 16 августа 2004 года.

Эпитафия

Вдаль ушедшие грозы как всполохи реют,
И огонь в небесах - как проигранный бой.
Возвращается осень, в увядших деревьях
Снова видится неба клочек голубой.

Потихоньку утихнут багровые листья,
И заря на закате легка и светла...
Что прошло то прошло, что не вышло - не вышло,
Значит эта мечта полететь не смогла.

Мы сложили для будущей сказки начало,
Пусть улыбка и вера коснуться лица!
И пусть знают, напрасно ничто не пропало,
Те, кто нашей дорогой пройдет до конца.

Москва, 15 сентября 2004 года.

Полярное танго.

Как пролетевший самолет, 
Куда-то улетают годы, 
Полгода ночь, полгода день, 
Пол жизни - свет, пол жизни - тень. 

Но вновь и вновь к себе зовет, 
Манит полярная природа, 
Проходят годы словно дни, 
Но век полярный нас хранит. 

И полярное танго, 
И полярная тайна, 
Звон снежинок хрустальный, 
Ледяных берегов. 
И пурга и морозы, 
Льдов весенние слезы, 
И холодные грезы 
У предвечных снегов. 

Я знаю, светлый день придет, 
И сменит мрак полярной ночи. 
И будет огненный рассвет, 
Алмазным снегом вновь одет. 

И в вешнем блеске талых вод, 
Судьбы увидишь легкий прочерк, 
Но на полярном на пути 
Ты ничего не упусти: 

И полярное танго, 
И полярную тайну, 
Звон снежинок хрустальный, 
И холодную ночь. 
Но грустить мы не станем, 
День полярные настанет, 
И зима вдруг устанет, 
Уходящая прочь. 

Москва, 14 сентября 2004 года

Ранняя осень.

Не краснеют листья клена,
И не высохла трава,
Но под пологом зеленым
Тихим ветром шепчут кроны
Ранней осени слова.

Увяданье и прощанье
Где-то бродят вдалеке,
Но зимы дыханьем дальним,
Тихим шепотом прощальным
Пахнет в летнем ветерке.

Неизбежный ход событий
Нас размеренно несет
Мимо судеб и открытий,
Мимо былей, мимо бытий,
Как струя осенних вод.

Подмосковье, 11 сентября 2004 года

Так скажи мне...

Так скажи мне, чего ты ждешь,
В этот серый осенний дождь?
Там, где лужами медь,
Что ты можешь иметь,
Только ветер и в лужах дрожь?

Облака, одеяла, сны,
Лужи кровью дождя полны.
Желтых листьев рой,
Фонарей свет сырой,
И осколки ночной тишины.

Тусклый ветер сметет туман,
Звезды светят из дальних стран.
Глядя в их глаза,
Что ты можешь сказать?
Мой осенний ночной дурман.

Москва, 10 сентября 2004 года.

Великанский рок-н-ролл.

Один великан
Взгромоздился на стол,
Чтобы станцевать
Свой великанский рок-н-ролл.
Однако великанша
Сказала в ответ
Двоим на столе 
Танцевать места нет!

Танцевать!
Всей душой,
Даже если ты большой!
Если целый день вам танцевать не надоело,
Значит с великанами дружить ты можешь смело!
Время пришло, забирайтесь на стол,
И танцуйте великанский рок-н-ролл!

Солнце в небе прыгает,
Словно щенок,
Пыль огромным облаком
Клубится из-под ног!
Танцуют великаны
Опять и опять,
Почему бы нам с тобою
Так же не сплясать?

Танцевать!
Всей душой,
Даже если ты большой!
Если целый день вам танцевать не надоело,
Значит с великанами дружить ты будешь смело!
Забудь про дела, забирайтесь на стол,
И танцуйте великанский рок-н-ролл!

Москва, 10 сентября 2004 года

Звонким эхом дождя

Звонким эхом дождя,
Тонкой веткой в окно.
Сквозь сугробы скользя,
Прорости, как зерно.
И доверчиво пасть
Каплей в руку твою,
И снежинками класть
Путь в далеком краю.
А потом замереть,
Как осенний листок,
Как холодная медь,
Как горящий восток.
Жечь прозрачный закат
На звенящих ветрах,
Там где грома раскат,
И безмолвия прах.
Где начало дано,
Суету перейдя,
Тонкой веткой в окно,
Звонким эхом дождя.

Подмосковье, 28 августа 2004 года.

Остаются.

Где затянуто прошлое сумрачным кружевом,
И луна с неба глазом зеленым, кошачим,
Мысль поэта, как прежде, над лужами кружит,
И пытается снова все придумать иначе.

Гаснет дальний закат, как открытая в прошлое дверца,
И ветра напевают какой-то забытый мотив,
И прощанье висит, как в какой-нибудь сказке, наверно,
Это время ушло, никого ни о чем не спросив.

Это память горит, полыхает закатным пожаром,
Освещая слова, и мечты и земные пути,
Только время не спит, где-то в маленьком городе старом
Ожидает судьба, от которой никак не уйти.

Где-то там за стеной, за трепещущей облачной гранью,
Там где светит судьба как забытая в небе звезда,
Кто-то там для меня расчищает тропинку в буране,
И не заперта дверь, только скоро ль дойду я туда?

И поверить нельзя в то, что это случиться не с нами,
И не нужен ответ, и вопрос задавать подожди.
Остаются друзья, остается сердченое пламя,
И прощаться легко, потому что рассвет впереди.

Не задержит меня расставанья холодное сердце,
И мерцает огонь, в унисон с ним стучаться сердца.
Догорает закат, закрывается в давнее дверца,
Но не гаснет огонь, он поможет пройти до конца.

Подмосковье, 28 августа 2004 года.

Это блюз

Летней ночью, 
Или пасмурным днем,
Все, что хочешь
Можешь думать о нем.
Я не знаю,
Не могу понять всего,
Только выбери из двух ты одного!

На восходе
Не выбирают закат.
Ты уходишь, 
И я бегу назад.
Сколько можно,
Я прошу в последний раз,
Чтоб ты выбрала кого-нибудь из нас!

Это блюз,
Это блюз, блюз, блюз!
Я пою, 
Я найти боюсь!
На ветрах,
В облаках мы стоим,
И земля позади как дым!
Вся земля позади как дым.

Ночь и вечер,
Взгляд закрытых штор,
Снова встреча,
И пустой разговор.
Наконец-то,
До чего я дошел!
Кто-то третий тебя у нас увел!

Это блюз,
Это блюз, блюз, блюз!
Я пою, 
Я уйти боюсь!
Оглянись, 
Посмотри мне в глаза,
Это все, что я могу сказать!
Это все, что я могу сказать.

Жизнь продолжается.

Жизнь продолжается, разорванное время
Продолжит свой неторопливый ход.
И нет конца, и брошенное семя
Как прежде, новый обещает всход.

Как прежде, и мгновение и вечность,
Слились в снежинки будничный полет,
И снова, как и прежде, бесконечность,
Куда-то манит и к себе зовет.

Жизнь продолжается, и ели у окошка
Закроет скоро светлый первый снег.
Часы опять мурлыкают, как кошка,
И дни и ночи продолжают бег.

И отступает, что вчера еще звучало,
Как моет лед теченье быстрых рек.
Кончается, чтоб вновь начать с начала,
И новый год, и дождь, и снова снег.

Жизнь продолжается, и так обидно мало
Успели и успеем в свой черед,
И начинать приходится с начала,
Но после ночи утро настает.

Москва, 10 августа 2004 года.

Летняя песня.

Осязаемо движется время,
Все меняется в танце теней.
Или это грядущего новое бремя,
Или множества прожитых дней...

Облаков закружились потоки,
Словно песни плывут в никуда,
Словно детские сны, как забытые строки,
Как с осеннего неба вода.

Я стою у зимы на краю,
И ушедшее лето пою.
Лету песню мою
Я стою и пою,
На последнем, осеннем краю...

Задержись на краю листопада,
Подожди у последней черты.
Может все, что хотим, может все, что нам надо -
Это вспомнить весну и мечты?

Я стою у зимы на краю,
И ушедшее лето пою.
Где-то рядом со мной
Отступает стеной
Нежность лета, осенний покой.

И на сумрачной, облачной грани
Напиши завершенья слова,
Потому, что грядущее тонет в тумане,
Потому, что природа права!

Я стою у зимы на краю,
И ушедшее лето пою.
На последнем краю
Я стою и пою
И не знаю, живу или сплю.

Подмосковье, 8 августа 2004 года.

Навсегда и везде.

И куда и зачем
Нашу память уносит?
Эти дни, и надежды, дела и места.
Век уходит совсем,
И прощенья не просит,
Но яснее видна впереди пустота.

То, что было, излечит
Всемогущее Время,
Пусть не сбылись и многие наши мечты.
Пусть порой расставаньем
И Несбывшимся щемит,
И стираются в прошлом дорогие черты.

Но не будет конца, 
Как не стало начала.
Даже в реку два раза, увы, не войти...
И не вспомнить лица,
Или имя пропало,
И навеки расходятся наши пути.

Не грусти, мы как реки
Впадем в одно море,
И растают потоки в бездонной воде.
Эти капли навеки
Помнят радость и горе.
Навсегда и везде...

Подмосковье, 4 августа 2004 года.

* * *

Дождь стучит по крыше
Громче или тише.
Подожди - услышу
В капельках воды

Тихий рост растений
И ветвей сплетенье,
Дальнее теченье
Облачной гряды.

Не судите строго
Лужи у порога - 
Мокрая дорога
Плачет под дождем

Серых луж глазами...
Остается с нами.
В даль глядим мы сами,
И чего-то ждем.

Подмосковье, 28 июл 2004 года.

Туманы

Туман расставанья 
И будущей встречи,
Туманное завтра,
Туманные речи.
Витками тумана,
Витками обмана
Из прошлого течь им...

Покровами влажной нирваны
Накроют крылом тишины,
Туманы, туманы, туманы,
Воздушные тусклые сны.

Стал сумрак далеким и странным,
И тени уже не видны,
Приходят седые туманы,
Осколки небесной страны.

И смотрим сквозь них непрестанно,
В туманной изгиб пелены.
Приходят, клубяться, туманы,
И с явью сливаются сны.

И чудится в далях туманных
Забытый знакомый мотив.
Как отблеск чудес долгожданньх,
Как чей-то, чуть слышный, призыв.

Холодные сырости раны,
И капли росы поутру...
И в даль уплывают туманы,
На утреннем легком ветру.

Туман охлажденья
И ветер забвенья.
Туман пораженья,
И воздух сомненья...
Из бывшего в завтра,
Нас тихо уносит
Тумана движенье...

Подмосковье, 27 июля 2004 года.

Мгновение

Погаснет в пустоте мелькнувший свет,
А дальше - только полное забвенье.
И будет это много тысяч лет,
Но будет это каждое мгновенье.

Предчуствие как меркнущий привет,
И память, словно дальнее знаменье.
Нас не было, наверное, и нет,
Есть только пролетевшее мгновенье.

Мы, может быть, сумеем сохранить
И радость, и вопросы и сомненье.
Но больше никогда не изменить
Ушедшее и вечное мгновенье.

Подмосковье, 11 июня 2004 года.

* * *

В черно-белую клетку
Разделила мир тень.
Эти тонкие ветки,
Эту ночь, этот день.
И спокойствие точит
Чей-то скорбный призыв.
Уходи если хочешь,
И живи если жив.

Черно-белая память,
Строгий блеск как гроза.
Неприступные камни,
И дождинка-слеза.
И как молния ранит,
Так, что только держись,
Налетевшая память,
Улетевшая жизнь.

Подмосковье, 11 июля 2004 года

Пейзаж

Сквозь оконный переплет
Из окошка бледный свет,
И задумчивые тучи,
И блестящий лунный лучик,
Пролетевший самолет.
Новый день и новый год.
Память прожитыми снами,
И встающие стенами
Облачные города...
И далекая звезда.
И туманные планеты,
И закаты, и рассветы,
Облака и поезда
И текущая вода...
Заспающие грезы,
И трескучие морозы,
Горы, пропасти без дна,
Тишина и глубина...
Отражения улыбок,
Зов несделанных ошибок,
Пустота и вышина,
И забытая вина...

Москва, 10 июня 2004 года.

Романс сказочника (из книги Принц Египта)

Я сегодня готов, и на сказку сегодня настроен,
Только ночь коротка, начинается время чудес.
Время встреч, время странных и славных героев,
Время дальних дорог, время строгих и синих небес.

По пути между сказкой и былью,
Понесут нас фантазии крылья.
Через все времена нам дорога одна,
Что посыпана звездною пылью.

Я тебя уведу, ведь недаром ты тоже мечтатель,
Мы с тобою войдем через сказки открытую дверь.
Уведу, за собой увлеку, мой читатель,
И потом отпущу, а вернусь ли, не знаю, поверь.

По пути между сказкой и былью,
Понесут нас фантазии крылья.
Ночь темна, но одна нам дорога видна,
Что усеяна звездною пылью.

Эта сказка для нас, тех кто память чудес не утратил,
Кто еще сохраняет свой краешек детства теперь.
Нас зовет, нас с тобой приглашает, читатель.
И в неласковый мир за собою закроем мы дверь.

По пути между сказкой и былью,
Береги свои звездные крылья.
Ночь темна, но одна нам дорога видна,
Что усыпана звездною пылью.

Подмосковье, 8 июля 2004 года.

Прощальный вальс. (вариант 1)

Дней закончится бег, 
Поспеши, человек, 
Нам нельзя оставаться на месте! 
И опять впереди, 
На небесном пути, 
Открываются двери созвездий. 

Мчится ветер по звездной дороге, 
Позабудь все обиды - тревоги. 
Ничего не обещай, 
И прости, и прощай! 

Видишь ночь впереди, 
В предпоследнем пути 
Наслаждайся ушедшими днями. 
Пусть они пролетят, 
За рассветом закат, 
Пусть они не расстанутся с нами. 

Путь проходит по звездной дороге, 
Не забудь, оглянись на пороге. 
Ничего не обещай, 
И прости, и прощай! 

Москва, 6 июля 2004 года.

Прощальный вальс. (вариант 2)

Дней закончится бег,
Поспеши, человек,
Нам нельзя оставаться на месте.

И опять впереди,
На небесном пути,
Открываются двери созвездий

Мчится ветер по звездной дороге,
Позабудь все обиды тревоги,
Ничего не обещай.
И прости, и прощай.

Помни детское очарованье,
Бездны времени и расстоянья.
Встречу с чудом обещай,
И прости, и прощай.

Видишь ночь впереди -
В предпоследнем пути,
Наслаждайся ушедшими днями.

Пусть они пролетят
За рассветом закат,
Пусть они не расстанутся с нами.

Путь проходит по звездной дороге,
Не забудь, оглянись на пороге,
Ничего не обещай.
И прости, и прощай.

Мы в пути до последнего вздоха,
Дома, может быть, было неплохо,
Но дороги не предай!
Ты прости, и прощай.

Москва, 6 июля 2004 года.

Солнечные зайчики.

Прыгнут словно мячики
Меж листвы зеленой,
Солнечные зайчики
Пробегут по кронам.

Будто детства пальчики,
Наших лиц коснулись.
Солнечные зайчики
Тенью обернулись.

Шевелиться начали,
Ветерком задеты,
Пробежали зайчики -
Поцелуи света.

Тень и блики светлые,
Сумрак и мерцанье.
Ветром чуть задетое
Листьев трепетанье.

Облаками спрятались
Тени под ногами,
Потускнели зайчики
Серыми клочками.

Но опять, как мячики,
С двери на оконце,
Пробегают зайчики,
Лучики от Солнца.

Подмосковье, 25 июня 2004 года.

Летний день.

Летний день,
Свет и тень,
Тихий блеск усталых глаз.
Ночь и день,
Ветра тень,
Мы не здесь и не сейчас.

Мы оторванные клочья,
Мы у вечности внутри,
Мы потерянные точки,
Подойди и посмотри.

День и ночь,
Время прочь,
Пустота ненужных фраз,
Ветер, дождь,
Сын или дочь,
Нескончаемый рассказ.

День распался на осколки,
Мгла снаружи и внутри,
В ожидании нет толка,
Подойди и посмотри.

Подмосковье, 24 июня 2004 года.

Летний вечер.

Тихий вечер, тень навстречу,
На закате ходят тучи.
Мы заход сегодня встретим,
И последний солнца лучик.

 Потемнели ветви ели,
Ветер ходит стороною,
Дня минуты пролетели
Под закатною стеною.

День и вечер, сон навстречу,
И оранжевые  тучи.
Мы закат сегодня встретим,
И последний солнца лучик.

Подмосковье, 24 июня 2004 года.

Возвращаться...

Возвращаться назад -
Повторяя ошибки.
Снова лица в слезах,
И сомнений улыбки,
И вопросы в глазах...

Воэвращение - ночь
Ожиданиий и мрака.
Возвращения ждешь,
Изумленья и страха,
А в ответ только дождь...

Зов несбывшихся снов
И холодные ветры,
Сонмы сказанных слов
Без надежд и ответа,
И забытых стихов...

Возвращения нет,
Так устроены люди.
Этот меркнущий свет
Утешением будет,
Как из дали привет...

Будут также светить
Эти летние звезды,
Будут так же грустить
И гроза и морозы,
Только порвана нить... 

Москва, 26 мая 2004 года.

Сплетение слов.

Сплетение слов как сплетенье ветвей,
И в сумраке бродят забытые фразы.
Потом выплывают неспешно, не сразу,
Проходит движенье, рождается разум,
И новые строки звучат все сильней.

Над клочьями образов льда синева,
Нет, небыло этого, было не с нами...
Слова перепутаны с странными снами,
Разрезано небо на части стенами,
Разорвано небо, и льды и слова.

Забытые страхи встают впереди,
И грозное чудится где-то движенье.
Меняются смысл и его отраженье,
Начало запутано и продолженье,
И что-то неясное там, погляди.

Осколками бывшего дремлют стихи,
Они - отражение прошлых видений,
Осколки иллюзий, потомки волнений,
Остатки тяжелых прошедших сомнений.
Но новые строки теперь далеки ...

Москва, 26 мая 2004 года.

Дождь

Серым облаком дрожи, 
Невесом и неслышен, 
Прилетел тихий дождик 
На листья и крыши.. 

С мягким ритмом и тактом, 
Прикасаются тонко 
Эти робкие капли 
Поцелуем ребенка. 

Словно голос негромкий, 
Что с рождения слышен, 
Он спокойный и робкий 
Пробегает по крышам. 

Он несет в каплях теплых 
Пробужденье растений, 
Тихий шорох по стеклам, 
Память снов и видений. 

В снах не будет угрозы, 
Ни зимы ни упрека, 
А гроза и морозы 
Удалятся до срока. 

Пробегает по веткам, 
Он все тише и тише, 
И прощается с ветром, 
Затихая на крыше.

Подмосковье, 18 мая 2004 года.

Будет завтрашний день.

Будет завтрашний день,
Словно свет среди тучь,
Будет месяц июнь,
Будет солнечный луч.

Будут ярко блестеть
В синеве облака,
Будут чьи-то глаза,
Будет чья-то рука.

Будет солнечный свет
Всем сугробам назло,
И на множество лет
Сохранится тепло.

Подмосковье, 18 мая 2004 года.

***

Тленно все, убеждаемся мы вновь и вновь,
Красота и орбиты планет .
Умирают дома, умирает любовь,
И деревья, прожившие много веков,
Ничего в этом нового нет.

Но уйдя от традиций на пару минут
Отыщу я достойный ответ
Умирают, а значит рождения ждут,
Это значит рождаются, значит живут,
Не умрет только то, чего нет.

Подмосковье, 11 мая 2004 года.

Небесная вода

Но небо в тучах вечности
Исчезнет без следа,
И в этой бесконечности -
Небесная вода.

Сливая неизбежности
Века и времена,
Шумит потоком нежности
Небесная страна.

Мгновенья  бесконечности,
А между ними мрак.
Летят кусочки вечности,
Небесный легкий прах.

Дождинки, словно музыка,
Играют про себя,
Текущей долгой мудростью
Потоки теребя.

Дрожат глазами вечности
На грани тишины,
А мы, как быстротечности,
От них отделены.

И замирает капелька
За каплей на стекле
Осколком давней памяти,
Улыбкою во мгле.

Скрывает память дальнего
Дождинок пелена,
Спускается печальная
Небесная стена.

И пусть не забывается
Нигде и никогда
Как с памятью прошается
Небесная вода.

Подмосковье, 15 мая 2004 года.

***

Среди зелени море света,
Май цветущий сменяет апрель,
По зиме я тоскую летом,
Среди листьев вижу метель.

А когда заметает снегом
И сугробы взметнулись ввысь,
Вспоминаю синее небо,
Где лучи и зелень сплелись.

Будет осень и будет лето,
И запомнятся эти дни
Зелень первая в море света...
Но окончатся и они.

Подмосковье, 9 мая 2004 года

Огонь в небесах.

Там где поднимаются к небу леса,
Где память хранит свой след,
Я снова увидел огонь в небесах,
Спустя почти тридцать лет.

Забытая песня как призрачный зов,
Как в памяти давний след.
Осталась лишь тень наших, тех, голосов
А нас и в помине нет.

Огонь в небесах и огни на траве,
И зим пролетевших нет,
И звезды такие же в синеве,
Как все эти тридцать лет.

Когда отражаются искры в листах,
Вглядись в их прозрачный свет.
Огонь в небесах словно пламя в глазах,
И памяти тридцать лет.

Подмосковье, 9 мая 2004 года

Одиночество.

В час когда откровенности хочется,
И готов принимать все подряд,
Кто ты друг или враг - одиночество?
Или ты - только символ утрат?

Ты болезнь или ты исцеление?
Кто здесь жертва и кто виноват?
Одиночество - как стремление
Не оставит дороги назад.

Не откроется бездна кипящая,
Не появится то, чего нет.
Одиночество - настоящее
Зажигает невидимый свет.

Пусть о минувшеми помнить не хочется,
Пусть не мыслим мы новых утрат,
Одиночество, да, одиночество,
Замыкает весь жизненный ряд.

Не ответить вы были ли небыли,
Не открыть сокровенных путей,
Одиночества странные небыли
За собой ведут, как детей..

В час, когда откровенности хочется,
И готов принимать все подряд...
Злейший друг, лучший враг - одиночество,
Может быть, ты уже ему рад?

Подмосковье, 9 мая 2004 года.

Снеготаянье

Разметаны влажные волосы
Стремительных облачных рек.
Разорван водою на полосы
И ветер, и тающий снег.

А небо такое же синее,
И в лужах и меж облаков.
И веточек тонкие линии
В предчуствии первых листков.

Но грустью весеннюю, светлою
Пронизан весь мартовский день.
И, в ярких лучах чуть заметная,
Скрывается зимняя тень.

Ничто не кончается полностью,
И где то, в осенних полях,
Увядшим откликнется колосом
Весенняя песня моя.

Подмосковье, 18 апреля 2004 года.

Слова.

Серые тучи,
Льда синева.
Снегом колючим
Тают слова.
Снегом колючим,
Холодом жгучим,
Ветром могучим
Эти слова.

И невозможно
Взять их назад.
Ветер как голос,
Иней как взгляд.
Ветер как голос,
Рвущийся волос,
Брошенный колос,
Кто виноват?

Подмосковье, 14 марта 2004 года.

Капель и свет.

Из холода и сумрака -
Капель и свет.
Наверно так задумано -
Весны ответ.

И сон и пробуждение,
Мечты полет.
Весеннее течение
У талых вод.

Проталины знамением
Грядущих дней.
А память откровением
Еще сильней.

Поверим без сомнения,
В который раз,
В исполненный смятения
Весны рассказ.

Поверим и доверимся
Своей судьбе.
Увидим без волнения
Себя в себе.

Снежинки превращаются
В весенний дождь.
И рифмы вдруг рождаются
Каких не ждешь.

Подмосковье, 13 марта 2004 года.

Дни и ночи словно полосы...

Дни и ночи словно полосы,
Свет и тьма.
Память шепчет тихим голосом -
Грусть сама.

Грусть о светлом и несбывшемся,
О былом.
Об утеряном и скрывшимся
За углом.

И не попросить прощения -
Смысла нет.
Но потери и сомнения -
Дань побед.

И побед и поражений дань
Не ищи.
Чтоб понять себя, собою стань,
Отличи.

Подмосковье, 13 марта 2004 года.

Память.

Зимним садом, снегом светлым
Где от холода светло,
Белым снегом, белым ветром,
Потихоньку, незаметно,
Век ушедший замело.

Замороженые ветки
От небес не могут скрыть
Память лета, но наверно
Смехом, болью, дрожью нервной,
Эта память будет жить

В наших снах и наших взглядах,
В наших ритмах и словах.
Пусть былое будет рядом,
Зимним снегом, летним градом,
В фотографиях, в стихах...

Будут легкие снежинки
И осенний тусклый дождь,
И рассветные картинки,
Одуванчика пушинки
Паутинки влажной дрожь.

Не забудь, и эта память
Вдруг всплывет в урочный час,
Как заката вспыхнет пламя,
Пролетит над облаками,
И тоска оставит нас.

Москва, 4 марта 2004 года

Последний день зимы

Туман, весна, капель как дождь.
И ноздреватый тусклый снег.
Обломки сна, как в лужах дрожь
И облаков неспешный бег.

Как только льда порвется связь,
На спящий мир махнув рукой,
Зима уйдет неторопясь,
Оставив свежесть и покой.

Подмосковье, 29 февраля 2004 года.

Весенняя песня

Влажный ветер принес запах будущих гроз,
Запах тающих льдов и промерзшей земли.
Отступает последний февральский мороз,
Зимний мрак растворяется где-то вдали.

И тихонько звучит песня ранней весны
Зелень елок и тающий пористый снег.
Исчезают тревожные зимние сны,
И капель размывает слежавшийся век.

Эти первые капли потока весны
Смыли сумрак и грусть тусклых зимнмх ночей.
И деревья замерзшие помнить должны
Первый проблеск туманных весенних лучей.

Не грусти видя грязный и пористый снег,
И безжизненно-черное тело земли.
Это новый этап, это новый разбег
И весенний напев слышен где-то вдали.

Подмосковье, 28 февраля 2004 года.

Зимнее утро

Вдоль ранних сумерек желтели фонари
Огни в под снегом притаившихся домах.
Так начиналась долгая зима,
И темный день ночь светлую снимал
Сквозь тучи бледной камерой зари.

И видится, уставший свет дневной
Спешил уснуть, последний кинув луч,
А белый отблеск, хрусток и колюч
Как солнца диск среди замерзших туч,
Что, кажется, оттает лишь весной. 

Москва, 23 февраля 2004 года

Ты в задумчивом прошлом живешь...

Ты в задумчивом прошлом живешь,
В этой памяти как в колыбели.
Между нами дожди и метели,
Между нами года пролетели,
Ни приветов ни писем не ждешь.

Через бездны лишь память пошлешь,
Но она пропадет без воврата...
Эта память свежа как утрата,
Не важна календарная дата,
То что было, уже не вернешь.

И в торжественном шествии лет
Растворятся событья и люди.
Угасает былого отсвет,
Исчезает во мгле то что будет,
Словно зимнего солнца привет...

23 ноября 2003 года.

Эпос

Мы шли началом всех начал, 
Еще - искали продолженья. 
И мир огромный нас качал 
В своем неистовом круженье, 
И ни препятствий ни преград, 
Не видел удивленный взгляд. 

Потом, истоки перейдя, 
Над бездной хрупкою дорожкой, 
Мы встретили самих себя, 
Чтобы узнать себя немножко. 
И поняли наверняка, 
Как эта встреча коротка. 

А на крутых обрывах бед 
Лежали раненые скалы, 
И мы искали там ответ, 
О том, чего нам не хватало. 
И удивлялись мы в себе 
Столь удивительной судьбе. 

Задумчивый уставший путь 
Привел нас к трепетной равнине, 
Не потеряй и не забудь 
Страну воды среди пустыни. 
И был похож озерный край 
На светлый и печальный рай. 

Зачем пустились мы в поход? 
Зачем уставшие стояли, 
Под перезвон далеких вод 
Что мы нашли, что потеряли? 
Но на краю озер и гроз 
Был безответен наш вопрос. 

Москва, 17 ноября 2003 года

В конце

Когда на последнем пригорке 
Увидим бездонную даль, 
Мы путь, долгожданный и горький 
Закончим, забудь про печаль. 

Останутся тропы и стежки, 
Бегущие, в дали маня. 
Но только на этих дорожках 
Не будет тебя и меня. 

Остануться зимы и весны 
И белый нетронутый снег, 
Остануться стройные сосны 
Зов ветра, сверкание рек, 

Но нас уже больше не будет 
Далеким и пасмурным днем. 
Дорога о нас позабудет, 
И мы, наконец, отдохнем. 

Подмосковье, 15 ноября 2003 года

Прощание

И ветер, и снега пушинки, 
И первые капли дождя, 
И наши следы на тропинке, 
Осенний полет паутинки 
Что вдаль уплывает, скользя. 

И неба клочек через тучи, 
И грома далекий удар, 
И солнца закатного лучик, 
И дождик осенний колючий, 
И лета засушливый жар. 

Еще - поцелуй на прощанье. 
Расходятся наши пути. 
Не будем тянуть расставанье, 
Попробуй сдержать обещанье, 
Пока! Не забудь! Не грусти. 

Подмосковье, 9 ноября 2003 года

Ты вспомни меня!

Когда неожиданно станет вдруг холодно, 
Ошибки забытые вновь придут в голову, 
Когда безнадежнее день ото дня, 
Ты вспомни меня. 

Когда жизнь вдруг станет холодною осенью, 
И небо затянет суровою проседью, 
И память уснет, миг удач не храня, 
Ты вспомни меня. 

Когда ничего уже больше не хочется, 
Когда завладеет тобой одиночество, 
И сердце замрет, ничего не ценя, 
Ты вспомни меня. 

Когда же настанет пора безмятежная, 
И летом вдруг станет зима твоя снежная, 
И песня послышится, в дали маня, 
Не забудь про меня.  

Подмосковье, 2 ноября 2003 года

* * *

Снег идет, снежинки 
Тают на лету. 
Каплями стекая 
В сада пустоту. 

Ветерок осенний, 
Стылая вода, 
Туч переплетенье, 
Лужи с коркой льда. 

Голые тростинки, 
Капельки дождя, 
Осени картинки 
Позабыть нельзя. 

Подмосковье, 1 ноября 2003 года

Детству

Капли летней поры, 
Тень высокой горы, 
И цветов золотые шары. 
Тонкий утренний воздух, 
Как радостный возглас, 
Облаков неземные миры... 

И прозрачный рассвет, 
И дождинок привет, 
Как забытой загадки ответ. 
Как ушедше лето, 
Вы запомните это, 
Словно детства забытый отсвет. 

Москва, 31 октября 2003 года

* * *

Не жди, расстаемся до новых встреч, 
С кем будут, которого дня? 
Что будет, то будет - об этом и речь, 
Лишь память на время удастся сберечь, 
В ней прошлое сохраня. 

Остались от прошлого несколько слов, 
И сны, и кусочек огня, 
Но есть еще что-то сверх этих снов, 
Сверх магии жестов и памяти слов - 
То, ради чего их хранят. 


Москва, 30 октября 2003 года

Виртуалу

Ой, не спится мне, 
Закурю беломорину. 
И опять увижу 
Волну беломорову. 
Собеседника поищу 
С моря Белого, 
Фотографию утащу, 
Не задела ли... 

По сети бродить 
Бесплотным призраком, 
Время проводить 
Общепризнанно. 
Здесь свои чужим 
Открывают сердца, 
И в словах нажим, 
И овал лица... 

А в мобильном телефоне, между тем, 
Батарейка сдохла. Насовсем. 
Нету интернету.  

Москва, 29 октября 2003 года

Осенний вечер

Закат погасит тени, 
И вечером осенним 
Встают ночные тучи 
У ветра на пути, 

Их облачные страны 
Летят за океаны, 
И сосны шепчут тучам 
Последее "прости". 

Уносит ветер тучи, 
Тяжелый и могучий, 
Он укрывает небо, 
Вздыхает за окном. 

Ночные шепчут тени, 
И труться о ступени 
Видения и небыль 
Пришли с осенним сном. 

Теряют понемножку 
Уснувшие дорожки 
Ковер, что подарил им 
Осенний листопад, 

Как прошлого остатки 
Уходят без оглядки, 
Прозрачен и пустынен 
Сейчас осенний сад. 

Москва, 27 октября 2003 года

Ушедшему

Над домиком хмурая небыль, 
Октябрь, наступленье зимы. 
А в памяти - синее небо, 
А в памяти - лето и мы. 

И листья пронизанны солнцем, 
Надежда, и все впереди, 
И шелест ветвей за оконцем, 
Что шепчет мне "встань и иди". 

Потом будет хмурая осень, 
И чистый сверкающий снег... 
Детали куда-то уносит 
Размереный времени бег. 

И прошлого нет и в помине, 
Когда, в середине зимы, 
Вдруг вспомню забытое имя, 
И вспомнится лето и мы. 

Подмосковье, 18 октября 2003 года

Будет быль...

Будет быль и будет небыль, 
Будет радость и беда, 
Будут сны, где свет и небо, 
В них остаться бы всегда. 

Будут сны и пробужденье, 
Будет вновь мечты полет, 
Будут встречи и рожднья, 
Будет следующий год. 

Будет сон и будет сказка, 
Будет самый главный час, 
И шальной вопрос-подсказка: 
Почему не в этот раз? 

Почему и быль и небыль, 
Счастье, радость и беда, 
Облаками в летнем небе 
Нас оставили тогда? 
 

Подмосковье, 18 октября 2003 года

Фотоальбом

Время свой умерит бег, 
Вдаль не улетает. 
Белый ветер, белый снег 
Домик заметает. 
Как усталый человек 
Вечер засыпает. 

Век ушедший, век минувший, 
Кто твои черты восполнит? 
Света отблеском мигнувшей 
Фотографией напомнит 
Лиц ушедших, глаз уснувших, 
Это время нас запомнит. 

Память взлетов и падений, 
Лиц с пустыми именами, 
Расставаний и рождений... 
Прошлое, останься с нами! 
Только пройдены ступени 
И молчит холодный камень. 

Эти люди на портретах 
Улыбаются и плачут, 
Словно старые газеты, 
Словно это что-то значит... 
Прошлое по трафарету. 
Было так, а не иначе. 

В летних платьях, в гимнастерках, 
На краю военной вьюги, 
Чьи-то лица полустерты, 
Чьи-то братья и подруги... 
Но мелькнет в знакомых чертах 
Память, как в порочном круге. 

Снег идет, как старый друг, 
Тихо и спокойно. 
Он укроет все вокруг 
Мягко и довольно. 
И вернется память вдруг 
В прошлое невольно.  

Подмосковье, 25 октября 2003 года

Статис

Нарисую мертвый город, 
Бой часов и ночь и день, 
Город - свет и город - скорость, 
Город - сумрак, город - тень. 

Мертвый рыцарь будет править 
Над Безвременья страной. 
Рыцарь - страх и рыцарь - память, 
Рыцарь - ужас и покой. 

Нарисую Следопытов, 
Гончих Знания и Тайн, 
Ждет их путь, едва открытый, 
Ждут загадки, ждет их даль. 

И фигуру нарисую, 
Сквозь реальность бытия. 
Ждет его лавина судеб. 
Это Автор, это я. 

Подмосковье, 18 октября 2003 года

Пейзаж

Синеет небо за моим окошком,
Краснеет где-то в переулке клен,
И светофор, как будто глаз у кошки,
На перекрестке ищет мышку он.

Но мышки нет, он пристально моргает,
Четыре раза вспыхнет не спеша,
И в перекресток красный глаз вонзает
На страх всех заблудившихся мышат.

Паутинки

Бабье лето покрыло тропинки 
Пожелтевшей осенней листвой. 
И летят и летят паутинки, 
Как предвестницы снега зимой. 

Будет снег, будет сон с продолженьем, 
Будет вечный снежинок полет, 
Паутинный полет наважденьем, 
И неспешно кончается год... 

Даже память от яркого лета 
Постепенно стирает черты. 
Но теперь не заснуть до рассвета, 
Вспоминая былые мечты. 

И Несбывшемся маревом манит 
Обещание новых потерь. 
Заблудились мы в этом тумане... 
Не находим открытую дверь... 

Этот зов нас на поиск торопит, 
Власть Надежды в дорогу зовет, 
И в Несбывшемся мареве топит, 
Обещая что все еще ждет. 

Бабье лето покрыло тропинки 
Пожелтевшей осенней листвой. 
И блестят на траве паутинки, 
Под осенней небес синевой. 


Подмосковье, 4 октября 2003 года

* * *

Рифмованными строчками, 
Пунктирами и точками 
Вписалась в зелень летнюю, 
И неба синеву, 

Из прошлого и дальнего, 
Бездонная, печальная. 
Но лучшего сравнения 
Тебе не назову. 

Звенящая и точная, 
Как рифма многострочная, 
И в память о Несбывшемся 
Всегда погружена, 

Мелодия хрустальная, 
И близкая и дальняя, 
Но сходятся в мелодии 
И звук и тишина. 

Москва, 4 октября 2003 года.

Полутоны

Полутоны, полутени, 
Недосказанные фразы... 
Полумысль, полусомненье, 
Не желанье и не разум. 

Полутени, полусветы, 
Не призыв и не сомненье... 
Я ли это, мы ли это? 
Или просто совпаденье? 

Полутени, полуритмы, 
Тусклый сон, осколки мрака... 
Полудети, мы боимся, 
Полувзрослые без страха. 

Полусветы, полублики, 
В каждом чье-то отраженье... 
Мы себя собрать боимся 
Из частей изображенья. 

Полублики, полутоны, 
Блеск зеркал и остров тени... 
Мы в илюзиях утонем, 
Мы в плену свих сомнений. 

Полутоны, полутени, 
Недосказанные фразы... 
Полусмерть, полурожденье, 
Полупройденые фазы... 

Подмосковье, 27 сентября 2003 года

Золотая осень

Лист как медный профиль, тени старых сосен, 
И зари меж ними бледная стена. 
Наступает осень, золотая осень, 
Золотая осень, грусть и тишина. 

Белыми клочками, осторожно очень, 
Облаков крадется млечная страна. 
Это только осень, золотая осень, 
Золотая осень, грусть и тишина. 

Если друг у друга осторожно спросим, 
В чем тоски осенней горькая цена? 
Нам ответит осень, золотая осень, 
Золотая осень, грусть и тишина. 

Грезится ночами стынущей природе 
Увяданье, словно смутная вина. 
Это просто осень, золотая осень, 
Золотая осень, грусть и тишина. 

Возвратяться снова августовы росы? 
Будет ли бездонна неба глубина? 
Повторится осень, золотая осень, 
Золотая осень, грусть и тишина. 

Подмосковье, 27 сентября 2003 года

Несбывшемуся.

Сегодня сумрачно и ветренно, 
Шумят деревья за окном. 
И вновь Несбывшимся повеяло, 
Казалось, умершим давно. 

Что толку снова перелистывать 
Ушедших дней тетрадь замшелую? 
Мы были добры, были искренни, 
Казалось, знали, что мы делали... 

Но плачет ветер о Несбывшемся, 
И лист как желтый снег несет. 
Как будто мыслей неродившихся, 
Неспетых тем сухой полет. 

Зачем ты, ветер, память мучаешь? 
Зачем грустишь осенним днем? 
Игрушки мы в пучинах Случая, 
Как лист, что мокнет под дождем, 

Иль можем плыть не по течению, 
Среди потерь и тишины? 
Но ветер пел без изменения, 
Или слова мне не слышны? 

Он пел о грозах и волнениях, 
О людях, что сильнее скал. 
И мне казалось, что в сомнениях 
Он что-то на земле искал. 

Он пел о том, как победившие, 
Далекий свой закончив путь, 
Терялись в мыслях о Несбывшемся, 
О том, что не дано вернуть. 

Торжественая поступь Осени, 
Осенний ритм, как наяву, 
Туманный флер, как сумрак бросили 
На пожелтевшую траву. 

Подмосковье, 20 сентября 2003 года

* * *

Мы с детства не привыкли возвращаться, 
Бояться мрака или высоты, 
Но вспоминаем детские мечты 
В тот миг, когда приходится прощаться. 

Мы с детства не привыкли возвращаться... 
Хотя порою тянет путь домой, 
И лучше через снег идти зимой, 
Но с льдом в глазах друзей не повстречаться. 

Порой в нас словно что-то умирало, 
И ужас от агонии сжигал... 
Порой нам где-то детства не хватало, 
Чтоб каждый стал таким, как он мечтал. 

Мы стали и сильнее и добрее 
Мы равнодушными не стали, нет! 
И все ж идем по жизни тяжелее, 
И... мы не стали лучше, прав поэт. 

Мне кажется, я очень долго спал. 
Но время подошло, и вдруг проснулся. 
Не вдаль ушел, не к прошлому вернулся, 
А просто был ребенком, взрослым стал... 

Подмосковье, 20 сентября 2003 года

Федерико Гарсия Лорке, величайшему из поэтов.

Дождь покрывет крыши 
Серым налетом тени. 
Уносит бродяга-ветер 
Глухую тень сновидений. 
А время проносится мимо 
И не оставляет сомнений. 

И снова меня чарует 
Твоя печальная лира. 
Скажи, Федерико Гарсия, 
В чем счастье и горечь мира? 
В тоске и предсмертной дрожи, 
Единого слова ради, 
Откуда ко мне приходит 
Твоя печальная радость? 

Но не ответит эхо, 
И смолкнут далекие трубы, 
Смертной тоскою сжаты 
Твои печальные губы 
И только стихи живые 
Кричат о ночной прохладе, 
О жарком небе Испаньи 
О тучах и винограде. 

Подмосковье, 20 сентября 2003 года

Марш космопроходцев Сариоля

(из книги "Яблоко раздора") 

Наш мир на месте не висит, 
Он от звезды к звезде летит, 
Был здесь, но будет где-то. 
Ему пришлась скитальца роль, 
О, Сариоль! Наш Сариоль! 
Багровая планета! 

Дается поиск нелегко, 
Но сколь бездонно далеко 
Мы б ни были от дома, 
Сквозь сонмы световых веков 
Сигнал услышим маяков 
Полярных космодромов! 

Но пусть не побеждает грусть, 
И пусть не давит скорбный груз 
Ушедших поколений, 
Пока бесплоден поиск - пусть! 
В горниле выкован наш путь 
Потерянных Скоплений! 

Летит сквозь бездны и сквозь мрак, 
Сквозь прежних поколений прах, 
До новых дней рассвета. 
В других миров восторг и боль, 
О, Сариоль! Наш Сариоль! 
Багровая планета! 

О тебе и обо мне.

Лето мчится в Невозвратность, 
Осень следом нас поймала. 
Простота и аккуратность, 
Только их, наверно, мало. 
В этих строчках я увидел, 
То, что ты не понимала. 

О судьбе и тишине, 
О тебе и обо мне. 

Мир без света, мы без тени 
Словно лучики - хрустали, 
Только дунь, и полетели 
Прочь осколки от фантазий, 
С хором страхов и видений, 
В вихре слов и блеске тайны. 

О ветвях и о Луне, 
О судьбе и обо мне. 

Тонем в темных коридорах 
Чтоб в глазах огонь сберечь. 
В мелких дружбах и раздорах 
Пропускаем время встреч. 
Но внезапно, в разговорах, 
Об одном заходит речь. 

В темноте и тишине 
О тебе и обо мне. 

Это лето подарило 
Удивительные встречи. 
В страшной спешке сотворило 
И не в силах уберечь их 
Написало так красиво, 
А читать нам было нечем. 

О себе и тишине, 
О судьбе и обо мне. 

Москва, 17 сентября 2003 года.

Осенний день

Рассвет сегодня сумрачен и тих, 
Туман блуждает между влажных сосен. 
И птичий гомон по утрам затих. 
И потихоньку наступает осень. 
Рассветный сумрак, сложенный как стих, 
И меж ветвей зари далекой просинь. 

Недавно крыши, кроны и цветы 
Дрожали под оранжевым потоком. 
Теперь рассветный блик как луч мечты 
Тихонько тает, и клубящим боком 
В тумане рдеют бледные цветы, 
И солнце всходит тусклым красным оком. 

Тень бледную протянет через сад 
Осенний луч, позолотив тропинки. 
Пусть, кажется, и светел Солнца взгляд, 
Но где-то вдалеке видны снежинки 
Зимы грядущей, и небесных стад 
Причудливы недолгие картинки. 

Осенним утром пишутся стихи, 
Не грустные, но что-то в этом роде. 
Несбывшееся в них как огоньки, 
Несказанное снится на восходе, 
Непонятое в них, и тень тоски, 
И сон, как в засыпающей природе. 

Подмосковье, 14 сентября 2003 года.

Призрак

И приходят, и уходят, 
И толпой нас окружают, 
Только призрачной фигуре 
Проявиться не мешает 

Ни толпа и ни пустыня. 
Кто ты, призрак? С чем явился? 
Я припомнил твое имя, 
Только образ с ветром слился. 

Мы же не были друзьями, 
Хоть бывали часто вместе 
Где оставшиеся с нами? 
Чей ты вестник? Чья ты песня? 

Почему, привыкший с детства, 
Никогда тебя не видел? 
Может быть не выбрал средства? 
Чем-то, может быть, обидел? 

В этом контуре без кожи 
Скрыты страхи и потери. 
Для тебя я контур тоже... 
Или символ недоверья? 

Но усталыми ключами 
Не открыть доверья двери. 
Здравствуй, призрак мой печальный! 
Здравствуй, старая потеря... 

Подмосковье, 14 сентября 2003 года

Посвящение

День приходит, день уходит. 
День за днем проходят следом... 
И усталость вдруг напомнит 
О несбывшемся тем летом, 

Что так ярко начиналось, 
Что так много обещало. 
В чем ошибка оказалась? 
Где того конца начало? 

Может быть, не стоит злиться 
На себя за эти раны 
Что мы сделали друг другу 
Все закончилось так рано... 

Мы не маленькие дети, 
Мы чего-то понимали 
Мы забрасывали сети, 
А друг друга не поймали. 

Мы сплетали эти сети 
Из обмолвок и улыбок. 
Мы не поняли друг друга, 
Мы наделали ошибок. 

Мы не знаем от испуга 
Что потом друг с другом сталось. 
Разбудили мы друг друга. 
Разбудили... и расстались. 

Но негаданно ночами, 
В тишине я просыпаюсь, 
Повторяя это имя. 
Повторяю... я прощаюсь. 

Подмосковье, 14 сентября 2003 года

Утро

А рассветное солнце 
Вдруг вспыхнет над садом 
Мимо веток сплетения 
Вспышек каскадом. 

И потом выдвигается 
Огненным склоном 
Меж коричневых сосен 
И елок зеленых. 

Тени ночи скрываются 
Между корнями. 
Ночи-корни растут 
Под вершинами-днями. 

Эти корни пьют темную 
Воду видений, 
Где ночные огни 
Притаились как тени. 

Все пока неподвижно, 
Заметно движенье 
Только легкого ветра, 
Да в воде отраженья. 

Блики реют в такт ветра 
Порывам и спадам, 
Морем света и тени, 
Огней водопадом. 

Подмосковье, 1 июня 2003 года

День

Горячим светом стелется 
Поток сквозь сосен кроны, 
Коричневый он вечером, 
А в полдень он зеленый. 

Растают дымкой утренней 
Все сонные виденья, 
Как на листве растаяли 
Росинок отраженья. 

Сухая и горячая 
Тропинка между сосен, 
Ведет туда, где прячется 
Вдали зима и осень. 

А здесь тепло и солнечно, 
И в ясный день поверив 
Наш домик как подсолнечник 
Открыл ему все двери. 

Подмосковье, 1 июня 2003 года

После полудня

Ударил ливня водопад 
В шумящую листву, 
Чему-то этот ливень рад, 
Не терпится ему. 

Как будто небо разорвать 
Торопится скорей, 
И вылить на шумящий сад 
Поток мечты своей. 

Он в нетерпенье, он летит, 
Он быстрый, он красивый, 
Он в пелену листвы стучит - 
Откуда взялись силы? 

Он громом вторит шуму крыш, 
И шелесту листвы. 
Он заглушает крики птиц 
И шорохи травы. 

Он в мелких лужах посадил 
Рассаду пузырей: 
И вдруг замолк, чтоб солнца луч 
Вернуться мог скорей! 

Подмосковье, 1 июня 2003 года.

Вечер

Спустился тихий вечер, 
Умолк последний ветер. 
Заря вдали погасла 
Багряным языком. 

Весь мир, сжимая краски, 
Замолк, как будто в сказке, 
Застыл под темным небом, 
Уснул спокойным сном. 

Вот сумерки сгустились, 
Деревья заострились, 
На темном фоне неба 
Тенями на стене. 

Погруженный в дремоту, 
Оставив дня заботы, 
Они качают кроной 
В неровном полусне. 

Ночная тьма сгущалась, 
Лишь небо оставалось 
Как будто синий купол, 
Одетый над землей. 

Потом и он стемнеет, 
Звезда одна затлеет, 
Еще, и очень скоро 
Весь мир покроет тьмой. 

Ночь - грусть и тихий трепет: 
Но нет, оставим лепет, 
Слова тут не помогут, 
Не выразить его. 

Ночь стелется по саду, 
Свои бросает взгляды, 
Сквозь сумраки и тени 
А больше - ничего. 

Подмосковье, 1 июня 2003 года

Марш легионеров Сариоля

Из книги 'Яблоко раздора' 

От Потеряных Скоплений, 
Через пыль и пустоту, 
Сохрани в себе стремленья, 
Веру в нашу правоту. 

Дом далекий, призрак цели, 
Нам указывают путь, 
То, что мы пройти сумели 
Сохрани и не забудь! 

Сариоль! Сариоль! 
Для тебя мы уходим из дома! 
Ты наш наш флаг, первый шаг, 
Мы с тобою пройдем через мрак. 
Сариоль! Сариоль! 
Этот отблеск планеты багровой, 
Сохраним мы в сердцах 
Для последних и главных атак! 

Тех, кого уже нет с нами 
Будет помнить Сариоль. 
Мы клянемся небесами, 
Что свою сыграем роль! 

Сариоль! Сариоль! 
Для тебя мы уходим из дома! 
Ты наш наш флаг, это так, 
Мы с тобою пройдем через мрак. 
Сариоль! Сариоль! 
Этот отблеск планеты багровой, 
Сохранит нас в живых 
Для последних и главных атак! 

Подмосковье, 18 октября 2003 года

Буревестник

Над седой равниной моря, 
Там где тучи как надгробья, 
Над волнами злого моря 
Гордо реет Буревестник, 
Гробу черному подобный. 
Он летит с древянным скрипом, 
И крылами гордо машет. 
И орет он гласом страшным, 
Как кошачий зов предсмертный, 
Или скрип древянной двери 
У заброшенного склепа: 
"Буря, буря! Пусть же грянет! 
Расплеснеться пусть стихия! 
И приидет Смерть на землю, 
И помрем мы страшной смертью! 
И зароют нас во землю 
И на крышке гроба будут 
Накрябанные словы: 
"Здесь был гордый Буревестник 
Коий летывал во гробе."" 
И промолвил Буревестник, 
Проскрипел как крышка гроба: 
"Где ты, Смерть, умреть хочу я! 
Не хочу я над равниной 
Пролетать как черный гробий, 
И зловещим ржавым скрипом 
Страх будить во людях смертных." 
И сказав то, Буревестник 
Со кошмарным мерзким скрипом 
Отзасверз своии крылы, 
И сказавши "Все мы смертны. 
В землю ляжем, прахом будем", 
Канул в черные во волны, 
И исчезнул под волнами 
Гробу черному подобный 
Гордый черный Буревестник. 
И он умер, стал он прахом, 
И познал он счастье в битве, 
Счастье в буре, жуткой, страшной - 
Вот и вся его исторья. 

Посвящение

Ирочке и ее друзьям) 

Пожизненный путь начинается, движется прямо 
Как будто могучий удар колотушкой Там-тама 
И утренний холод заставит надеяться, мама! 
И путь наш застелен густыми волнами тумана 

Рассвет пробуждается, Солнце - подобие дамы, 
На кронах дереьев проснулися гипопотамы, 
И в путь отправляются, к Солнцу взлетая все выше, 
Пока не закончат свой путь на какой-нибудь крыше. 

Январский мороз колыхался и плакал над полем 
И пели сычи о далеких потеряных волях, 
И пели грачи, и прислушавшись к чистым их долям 
Наверное все у судьбы мы чего-нибудь молим 

Наверное, все мы мечтаем о счастье далеком, 
Наверное, все его ждем, век проходит за веком, 
И Время течет меж обрывов, подобное рекам 
И тихо грустил: Вы услыште меня - только где там... 

И стая ворон к югу мчиться с призывным рычаньем, 
А я отвечаю им громким ответным кричаньем 
потом удаляюсь с негромким противным ворчаньем 
И все завершаеться долгим и гнусным молчаньем. 

В расстроенных чувствах опять я стихи сочиняю, 
И струны их жаркого бреда на младость меняю. 
И все б хорошо, если б память меня ка поэта 
Да не утопила бы бурно кипящая Лета. 

Из Леты мечтаю водицы мертвящей напиться, 
А может быть стоит и просто пойти, утопиться. 
Но Времени нет, нет надежды куда-то стремиться, 
Но только куда и зачем... вряд ли есть, чем гордиться. 

А может быть есть... или нет... это не понимаю, 
И только лишь звукам я арфы Вселенной внимаю, 
Где струнами звезды-лучи, что натянуты туго. 
И это мои палачи... не найти нам друг друга. 

Я слышу над мною судьбы моей колокол звонкий, 
Который порвет барабанные мне перепонки, 
Который грохочет как будто насоса крыльчатка, 
Который, коль хочет, взрывается словно взрывчатка. 

И чувствую я, то что я возношусь над народом, 
Как старое ветхое пугало над огородом. 
И это прекрасно - такое мое вознесенье, 
Поскольку оно знаменует собой воскресенье. 

Воскресну от пут я чужого манящего быта, 
И с криком отрадным воспомню я все, что забыто, 
И старый половник поклонится мне, и полено 
Со свистом скрипящим преклонит пред мною колено. 

Онегин (фрагменты маразма)

(Фрагменты маразма) 

Онегин, старый мой приятель, 
Помрет он на брегах Невы, 
Где, впрочем, все помрете вы - 
Ведь все вы смертны, мой читатель. 

Служа отлично-благородно 
Гробами жил его отец 
О смерти думал ежегодно 
Да взял и помер наконец. 

Судьба Евгения хранила: 
Сперва мадам за ним ходила, 
Потом месье ее сменил - 
Старушке свет уж стал немил. 

Когда же юности мятежной 
Пришла Евгению пора, 
Он в комнату втащил огромный 
Древянный гробий со двора, 
И в оном спал, и в оном ел, 
И помирать совсем хотел. 

Первое письмо из сумасшедшего дома

Прости меня за то, что было, 
За то, что оное уплыло 
Во мглы сверкающую тень. 
Ведь не настал еще тот день, 
Когда Она к Нему явилась, 
И за мечтою обратилась - 
Но он не смог ее спасти. 
Прости меня, скорей прости, 
Что я по утреней пороше 
Твою с своей двойные ноши 
Не смог далече вознести. 

На море было то, на бреге, 
Где волны в кругосветном беге 
На берег вынесли, бурля 
Три белоснежных корабля. 
Напряжены тела стальные, 
Как будто мускулы земные, 
И в день последней января 
Ты удалилась за моря. 

И на дороге в Рим, который, 
Как славный тихий летний сон 
Был в любопытство погружен, 
Они сошлись - вода и камень. 
И был их вид при том страшон. 

А ты, воздевшая персты 
Ко небу, славному в лазури, 
При первых же порывах бури 
Швырнула в океан цветы. 
И оные, гонимы ветром, 
И километр за километром 
Они начали отмерять. 
Нам боле нечего терять, 
Быть может, кроме размышлений. 

Объектом всех этих творений 
Восстал из гнева Фараон, 
И думу думать зачал он: 
Как подойти к цепи свершений, 
И не сорваться с той цепи. 
Объект ты этот закрепи, 
Иначе в этой самой мрази, 
Что пред Мечтою и людьми, 
Не попадешь во нуль по фазе, 
Не вырвав сердца из груди. 

Любовь - смертельная наука, 
Но в том-то вся ее и скука, 
Что начавши себя любить, 
Кого-то можно возбудить 
На бред смертельный, та наука, 

Объектом коей будет мука, 
Священный толк испепелит, 
И в резонанс с ней все дрожит. 

И в такт ударам все дрожит, 
Как под шагами злого рока. 
Но нету в том искусстве прока, 
И рок любви назад спешит. 

И в такт любви, под грохот ритма, 
Судьба отрежет, словно бритва 
В пустыне дальнюю свечу. 
Как будто я к нему лечу, 
И будто ночью безмятежной, 
Заполненной любовью нежной, 
Вдруг пробужденье зачалось, 
И по кручине разошлось. 

И график функции с корнями, 
Как ночи, сросшиеся с днями, 
Подъялись, будто бы змея, 
И, любопытства не тая, 
На нас со небесей взглянули, 
И тяжелехонько вздохнули, 
На эту глядя ерунду. 
Как, помнится, тогда в саду, 
За мыслью о любви кромешной 
Завел рассказ ты свой неспешный, 
Что я тебя с ума сведу. 

Не от любви, конечно, нет, 
Но слушать этот тяжкий бред... 

И вспомнилось, как было дело. 
В пустыне мрачной я сидела, 
И воспалившимся умом 
Могла подумать об одном. 

Прости меня, коллинеарны 
Любови нашей вектора. 
За эту глупую случайность, 
Возможно, было то вчера, 
Меня облили из ведра: 
Понятно, что не сладким медом. 

Мы все мудреем год за годом, 
Но чтоб коварству изменить, 
Не надо красотой пленить. 

И вот настало окончанье 
Моих негаснущих стихов. 
Прости меня, я был таков, 
И не оставил завещанья. 

Второе письмо из сумасшедшего дома

Итак, поэму вновь пишу я, 
И чувства все излить спешу я, 
Туда, куда бегут они, 
Как ночи все, и наши дни 
Уходят долгой чередою, 
Сияя светом прежних лет, 
И под счастливою звездою 
Ты скажешь "Да", а может "нет". 

Поверь мне, ты моя стихия, 
И для тебя пишу стихи я, 
Осенней ночью: Я и ты. 
В Неаполе цветут кусты, 
Они на нас с тобой похожи. 
И умереть хочу я тоже 
От этой мрачной пустоты. 

О Смерть, любимая подруга, 
Моя блаженная супруга 
Таких прекрасных прежних дней. 
Любили мы друг друга с ней: 
Как вспомню, сердце задрожит. 
Но уж она в гробу лежит. 

Неаполь мой, очей сиянье. 
Природы тяжкое страданье, 
Читающей мои стихи. 
Осенней ночью петухи 
Поют о счастье недалеком, 
И век проходит тут за веком, 
И день не чувствует тоски. 

И факел мрака, свет незримый, 
Как будто крова куст хранимый 
Светился в роще золотой. 
И я сказал ему <постой, 
Не дай мне помереть с тоски 
И вспомни как зимою новой, 
Когда я лег под куст дубовый, 
В пустыне пели огоньки>. 

Поверь мне, в этой грешной жизни 
Мы все хотим на пьедестал. 
Моей любви печальный призрак 
Ко мне сегодня прилетал, 
И надо мной всю ночь кружился 
Моих стихов печальный рой, 
Как дух мой, ночью, под горой, 
Где купола видны церквей, 
И сонм кладбищенских теней. 

Послушай ты, моя подруга, 
Моя блаженная супруга 
Таких прекрасных прежних дней, 
Когда носился я за ней 
Как будто сокол по пустыне, 
И что же мне осталось ныне? 
Любви прекрасный чистый лед, 
Да окрыленный небосвод, 
Кусок Луны над дланью белой, 
Да конденсатор обгорелый 
В сиянье огненных высот. 

И к завершению катился 
Любви последний мой рассказ. 
За оной нужен глаз, да глаз, 
А я за сердце сохватился, 
Как будто в жизни диссонанс, 
Потом затрясся в резонанс, 
Пошел к пруду и утопился. 

А ты, поверх тягучих слов 
Основы постигала смежность, 
И избежавши неизбежность, 
Основы потрясла основ. 
Как призрак юности мятежной 
Прекрасна дева в цвете лет, 
А за ее спиной скелет, 
Как символ страсти неизбежной. 

И вспомнишь ты, летя над полем, 
Чуть слышный рокот облаков, 
И поступь тяжкую веков, 
Погостов светлое приволье, 
И неба розовую синь, 
И мрак таинственный вершин, 
Который стелется над миром, 
Взлетая, падая, скользя, 
И поражением грозя, 
Как будто весь обмазан жиром. 

О милый день, ты принесешь 
Всем людям в жизнь, то, что хотели. 
Одним, быть может острый нож 
Положишь утром у постели. 
Другим глаза откроешь в мир, 
Который за ночь обновился, 
И утром снова появился, 
Свободен от вчерашних дыр. 

И туго натянув стрелу 
Ты громовой олимпиады, 
Как будто пальцем по стеклу 
Громил бесцветные наряды. 
И над волнистой гладью мрака 
Светило Солнце нам в ночи, 
Его горящие лучи 
Окрестность покрывали лаком. 

Пятое письмо из сумасшедшего дома

И дольше суток длиться год, 
И час проходит как минута. 
Ты улыбаешься кому-то, 
Увы - мне лишь наоборот. 
В ухмылке сатанинской ты 
Искривила свои черты. 

И вот я снова пред тобою 
Пишу не покладая рук. 
Мое перо моей любови 
Тебе отдаст неслышный звук, 
Который мчится по Вселенной, 
Быть может, кем-то населенной: 
Об этом в прежние года 
Я думал. Это ерунда, 
И ныне пятую поэму 
Пишу на вечную на тему. 

Внимайте мне мои друзья, 
Вам расскажу сегодня я 
О том, что не было, что было, 
О том, что в Вечное уплыло, 
О том, что кануло давно: 
Сказать по правде, все оно 
Едва ли стоит разговору, 
Ведь своротить мне легче гору, 
Чем вам об этом говорить: 

Однажды я решил дарить 
Всем кто что хочет, но однако, 
Произошла большая драка 
Меж мной и мной, и в оный час 
Я боле не был жив средь вас, 
Хотя я, увы, того не стою. 
Я лучше тайну вам открою. 
И ты, прошу я, в эти дни 
Сиию тайну сохрани. 

Однажды мой печальный призрак 
Промчался ночью под горой. 
Он был бездонною норой 
Во имя этой мрачной жизни. 
Он был цветком в колодце мрачном 
Энергетических полей, 
Как будто дюжина свиней 
Над ним свершала танец брачный. 
И в окрыление мечты 
Воздела вверх свои персты. 

И ты над полем пролетела, 
И совершенно обалдела, 
И, будучи совсем слепой, 
Не полетела спать домой, 
А в поле ты заночевала, 
Ручьистым светом покрывала 
Тебя вечерняя заря, 
И ты рыдала в три ручья 
Над тем сиреневым восходом, 
Который ниоткуда родом.

Пародия (Вознесенскому)

Пародия (Андрею Вознесенскому) 
Разорванные встречи, 
Хотя бы в этот вечер, 
Их склеить не берусь я, 
Хоть это мудрено. 

Андрюша Вознесенский! 
С великой смотрим грустью 
Мы на твое искусство, 
Какое здесь дано. 

С тобой мы любим встречи, 
Но в этот мрачный вечер 
Мы вместо смеха, может, 
Заплачем от тоски. 

Как средство против грусти, 
Муштруй свое искусство, 
И, хочешь, иль не хочешь, 
Пиши свои стихи. 

Получены сообщения, 
О новом впнчатлении, 
С тебя снимает грустный 
И полуночный свет, 

И треплют рифмов ленты, 
Но может, в чести энтой, 
Подскажешь мне созданье, 
Ведь все же ты поэт: 

"Зачем ты мне такая, 
Как юность старой ведьмы! 
Зачем я потакаю 
Твоим дурацким бредням! 
Зачем я помираю 
С тобой, дурой, каждый день, 
Когда меня встречают 
С улыбкой люди важные" 

И ты тогда ответишь (на этом рукопись обрывается) 

У лукоморья

сэру Валентину с почтением) 

У лукоморья дуб зеленый 
Стоит как прежде. На дубу, 
На цепи золотой, в гробу 
Спит рыжий полосатый кот. 

Проснется он и запоет. 
Направо - речь про песнь ведет, 
Статьи критически читает, 
Направо сказки говорит. 

Там чудеса. С дуба глядит 
Прохожих Леший. В вертолете 
Сидит в кабине Черномор, 
Зловеще курит "Беломор" 
Красавиц стародавний вор... 
Глядит, что деется в лесу. 

Убивши рыжую лису 
И с оной сопустивши шкуру, 
Русалка, есть такая стерва, 
Коту воздействует на нервы, 
И непотребствует в лесу. 

Там на неведомых дорожках 
Следы невиданных зверей. 
Избушка там на курьих ножках 
По небу несится, ей-ей! 
И криком мерзким петуха 
Зовет свогого жениха. 

Там лес и дол видений полны: 
Там на заре прихлынут волны 
На брег песчаный и пустой... 
Из волн подводники выходят, 
Курнуть на воздухе, из жбана 
Хмельное пиво потянуть... 

Из стакана, в темнице тяжкой и сырой 
Принцесса (лечит геморрой ей бабка старая) 
Сивуху дует с полупьяна: 
Кощей Бессмертный к злату сел, 
И в тот же вечер околел. (на этом рукопись обрывается). 

* * *

Над нами две Луны на небе, 
Одна зеленая чуть-чуть, 
Но выше трудно заглянуть 
Разбавит лень заросший путь. 

И луны в небе цвета вишни 
Неспелой, склеванной дроздом 
Как в небесах вишневый дом. 
Потише, я прошу, потише... 

Висят над головой дрозды и луны 
А мы все так же непонятны и просты, 
И к небу задраны кошачие хвосты - 
Как гвозди забиваются мечты. 

Сверкают лны как кошачьи глазки, 
Давно протухли мысли в голове, 
А луны отражаются в траве, 
Заплаканной, тоскующей по ласке. 

Коты на луны смотрят хитрым взглядом, 
Какое дело лунам до котов? 
Наверно, лунный свет всегда готов 
А кто же я, и кто же рядом? 

* * *

День прошел, прошло и лето 
с нами вместе или нет? 
Желтый лист. скажи нам это. 
или просто дай совет 

Желтый лист мне не ответил, 
он устало промолчал 
И за ветром не заметил 
как качнулся и упал 

Ветер дует все сильнее, 
листья. листья.все летят 
Не смущаясь, не жалея, 
желтые листы утрат 

Дым, как хвост у черной кошки, 
он откуда этот дым? 
Это листья на дорожке 
утром мокрым и седым 

Листья желтые, наверно, 
или бурые уже 
В клубы дыма превратились 
и тихонько испарились 

* * *

Утро - это новое что-то? 
Может быть утром приходит забота? 
утро -это ты или город? 
Или открытье. что ты еще молод? 

это, наверное, стаи людские 
Толпы прохожих, цветы голубые 
разве бывают такие цветы? 
Город покажет - ответишь мне ты. 

город- это рассказ или песня? 
Или легенда о том, что мы вместе? 
город с холодной своей красотой 
Должен легендою быть непростой. 

движенье обманчиво,время летуче 
Город застыл в небе каменной тучей. 
небо.зачем оно только такое? 
Город как скалы, и небо чужое. 
нет. ты не знаешь как это бывает 

* * *

Ничего и никогда 
С неба капает вода 
эти слезы.Тишина. 
И забытая вина. 
вся во мне и всем видна 
Но зачем же ты нужна? 

что эту боль носить 
чтоб потом ее родить 
чтоб она взошла травой 
на твоей земле сырой 

Чтобы стала боль тобой, 
Чтобы пролилась водой 
Не прикинулась бедой 
Словно птицей золотой. 

тише, тише, не кричите 
Потому что в тишине 
разглядев ее, простите 
и отпустите ко мне 
ей со всеми одиноко 
Но придет однажды час, 
Улетит она далеко 
И одних оставит нас 

   

Облако тегов

А.Сандэрсон аварии НЛО алхимия аномалии в истории аномалия Пионеров аномальная зона аномальные механизмы аномальные явления Атлантида атмосферные аномалии АЯ в ближнем космосе Бермудский треугольник биологические аномалии Болезни НЛО и АЯ веб программирование верстка внеземная жизнь внеземной разум внеземные цивилизации время время, закономерности вселенная вскрытие пришельца догоны древние знания древняя история Елюю Черкечех Жигули З.Ситчин загадочные животные затонувшие земли имплантанты история исчезновения и появления климат космос криптозоология круги на полях левитация, антигравитация Лемурия массовая гибель метеориты мистика мистические существа мифология молнии морской змей наблюдения НЛО наска нашествие с неба небесные предки невидимки невозможные существа невозможный артефакт необъяснимое нетрадиционная история нечеловеческие цивилизации НЛО НЛО в древности НЛО и АЯ на Луне НЛО и техника НЛОнавты озерные чудовища падения с неба палеоартефакт палеоастронавтика палеонтология параллельные миры Пацифида перевал Дятлова Пири Рейс пирокинез, возгорания полтергейст похищения привидение призрак происхождение жизни происхождение человека проклятая вещь проклятие проклятое место пророчества путешествие расселение народов расчленения рисунки на теле розуэлл самолеты в древности сборник иллюстраций сверхчувства животных сверхчувства, сверхвозможности случайности и закономерности снежный человек старые карты тайны истории тайны открытий телекинез телепатия теория уфологии трансмутация тунгусский метеорит Урочище Икс физика хроники АЯ хронология Ч.Форт, фортеанство Чертово кладбище чупакабрас шаровая молния шумный дом

UFORUM

 

Уфологический форум. Аномальные явления, уфология, непознанное.
Общий форум сайта

Анкеты очевидцев
Если Вы наблюдали НЛО, неизвестное животное или другое аномальное явление, расскажите об этом здесь.
Анкета очевидца НЛО
Анкета очевидца АЯ
Анкета очевидца неизвестного животного
Анкета очевидца АЯ в космосе

 

- Главная - Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -