Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Майкл Кремо Ричард Томпсон Запрещенная археология

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|

Хрдлика сказал: «Лики, что я такое услышал? Вы проповедуете ересь?»

— Нет, сэр.

— Нет, проповедуете! Вы говорите студентам, что человек был в Америке 15 тысяч лет назад. Какие у вас есть доказательства?

Лики ответил: «Ни одного неоспоримого доказательства. Лишь только косвенные. Но так как человек живет от Аляски до мыса Горн, существует столько разных языков и было по крайней мере 2 цивилизации, то невозможно, что он появился здесь только несколько тысяч лет назад, как вы ему позволяете.»

Лики продолжал поддерживать неортодоксальные взгляды по этому вопросу, и 1964 году он сделал попытку собрать какие-либо очевидные доказательства в стоянке Калико в пустыне Мохаве в Калифорнии. Эта стоянка располагается недалеко от берега высохшего теперь плейстоценового озера Мэникс. За 18 лет раскопок под руководством Рута Д. Симсона с целого ряда горизонтов было извлечено 11 400 эолитоподобных артефактов. Урановая дата самого древнего горизонта, содержащего артефакты — 200 000 лет назад.

Однако, как это случилось и с Техасским кварталом, представители официальной науки отвергли найденные в Калико артефакты как продукты природного воздействия и популярные статьи по археологии обошли молчанием стоянку Калико. Биограф Лики Соня Коль сказала: «Для многих коллег, которые восхищались и любили Льюиса и его семью, те годы были полны трудностей и грусти.»

Все же у артефактов из Калико были свои защитники, которые приводили веские доводы в пользу того, что эти предметы получились в результате труда человека, а не действия природных факторов. Филипп Тобиас, известный коллега Раймонда Дарта, открывателя австралопитека, заявлял в 1979 году: «Когда доктор Лики впервые показал мне маленькую коллекцию кусков из Калико… я сразу же убедился, что на некоторых, хотя не на всех, маленьких образцах есть несомненные следы человеческой обработки.»

В 1986 году Рут Д. Симпсон писал: «Природе было бы трудно сделать много образцов, похожих на сделанные человеком однофасные орудия, совершенно однонаправленные края которых ретушировали одинаковым, направленным способом». На стоянке Калико найдено много совершенно однообразных каменных орудий с единообразно ретушированными краями: различные скребла и резцы. Кремневые орудия с однообразными, однонаправленными скалами, подобные тем, что найдены в Калико, это типичные европейские эолиты. Среди олдувайских индустрий в Восточной Африке также найдены подобные образцы. Среди лучших орудий, которые найдены в Калико, был превосходный клювообразный резец (рисунок 3.12). Также там найдены и каменные шары.

Рис. 3.12. Остроконечный резец — каменный инструмент из Калико, в Южной Калифорнии. Возраст — около 200 тысяч лет.

Однако в целом открытия из Калико наткнулись на стену молчания, осмеяние и оппозицию со стороны шеренг представителей официальной палеоантропологии. Тем не менее Рут Симпсон писал: «Возраст появления человека в Новом Свете быстро увеличивается, и это больше нельзя игнорировать лишь только потому, что это не подходит под текущие модели доистории Нового Света… Для нашей уверенности в том, что имеем дело с беспристрастными равными взглядами, необходима гибкость мышления.»

Тока да Есперанса, Бразилия

Одна находка в Бразилии подтвердила подлинность орудий из Калико. В штате Бахиа в 1982 году Мариа Белтрас нашла ряд пещер с наскальными росписями. В 1985 году в Пещере Тока да Есперанса (Пещера Надежды) были начаты раскопки, а в 1986 и 1987 годах там были найдены грубые каменные орудия, которым сопутствовали плейстоценовые млекопитающие. При датировке урановым методом был получен минимальный возраст костей в 200 000 лет, а максимальный 295 000 лет.

Об этом открытии сообщил научному миру известный французский археолог Генри де Люмлей.

Орудия были сделаны из кварцитовых булыжников и несколько напоминали орудия из Олдувайского ущелья. Ближайшее место рождения кварцита находится примерно в 10 километрах от пещерной стоянки.

Де Люмлей и его коллеги пишут в докладе: «Вероятно, это свидетельство указывает на то, что первые люди проникли на американский континент задолго до того, как это думалось раньше.» Они продолжают: «В свете открытий в Тока де Експеранса гораздо легче интерпретировать каменную индустрию стоянки Кали-ко в пустыне Мохаве, незадолго от Ермо, округ Сан-Бернардино (Калифорния), которая датируется 150 000–200 000 годами.»

Согласно де Люмлею и его коллегам, человек и человеческие предки несколько раз проникали в Америку из Северной Азии в плейстоцене. Как он говорят, первыми переселенцами, которые произвели орудия в бразильской пещере, были люди прямоходящие. Хотя этот взгляд находится в гармонии с общим соглашением по человеческой эволюции, все-таки нет оснований отрицать возможность того, что орудия из Тока да Есперанса были сделаны анатомически современными людьми. Как мы уже упоминали несколько раз, такие орудия до сих пор производят в различных частях света.

Монте-Верде (Чили)

Стоянка Монте-Верде на юге центральной части Чили — это другой археологический памятник, в котором найдены грубые каменные орудия. Согласно сообщению в «Маммат Трумфет» (1984 год), впервые эта стоянка была осмотрена археологом Томом Дилехэем в 1976 году. Хотя возраст памятники в 12 500 — 13 500 лет не является слишком аномальным, все же эти археологические находки бросают вызов общепринятой теории о кловисских охотниках. Культура насельников Монте-Верде абсолютно не похожа на культуру кловисских охотников. Хотя насельники Монте-Верде делали развитые бифасы, в основном они делали минимально обработанные галечные орудия. � действительно, главным образом получали каменные орудия просто выбирая расколовшиеся от природных факторов гальки. На некоторых из них видны ни больше ни меньше следы использования. На других видны следы намеренного ретуширования рабочего края. Это сильно напоминает описание европейских эолитов.

В этом случае досаждающий вопрос «артефакты против натуральных фактов» был разрешен, по счастливой случайности: стоянка расположена в болотистой местности, в которой сохранились портящиеся растения и животные. Два галечных орудия были воткнуты в деревянную рукоятку. Также были обнаружены 12 фундаментов построек; они были сделаны из вбитых в землю досок и небольших бревен. Там найдены большие жилищные очаги и большие угольные печи, обложенные глиной. На одном куске глины видели след восьми-девятилетнего ребенка. Также были найдены грубые деревянные ступы, которые стояли на деревянных опорах, жерновах, остатки дикого картофеля, лекарственные растения и растения с морского побережья с высоким содержанием соли. В целом, стоянки Монте-Верде проливает свет на существование существ, которые могли делать и использовать грубые галечные орудия в плиоцене и миоцене в Европе или на границе плиоцена и плейстоцена в Африке. В этом случае эта культура располагала всеми домашними удобствами, сделанными из разлагающихся материалов. Культурный уровень стоянки гораздо выше культурного уровня предков человека. Мы можем ожидать встретить его у анатомически современных людей даже сегодня в простой деревне.

Благодаря случайному сохранению мы видим, что артефакты из Монте-Верде представляют развитую культуру, которой сопутствовали грубейшие виды каменных орудий. На стоянках, которые древнее этой на миллионы лет, мы видим только каменные орудия, хотя разлагающиеся артефакты того же рода, что найдены в Монте-Верде, также могли сопутствовать им.

Недавние находки в Пакистане

В других частях света, а не только в Америке, продолжают находить эолитоподобные орудия, которые не согласуются с общепринятыми идеями о человеческой эволюции. Примером может стать несколько достаточно недавних находок английских археологов в Пакистане. Этим грубым грубым чопингам около 2-х миллионов лет. Но согласно доминирующей идее об африканской родине человека место обитания предка человека того периода, Homo habilis'а должно быть ограничено Африкой.

Некоторые ученые пытались дискредитировать открытие в Пакистане. Антрополог Сэлли Макбрирти выражала свое неудовольствие в «Нью Йорк Таймс», говоря, что открыватели «не предоставили достаточно подтверждений того, что это образцы того возраста и что они были сделаны человеком.» Наш обзор аномальных каменных орудий заставляет нас подозрительно относиться к подобным обвинениям. Ученые обычно требуют более высокого уровня подтверждений для аномальных находок, чем для свидетельств, которые согласуются с укоренившимися идеями о человеческой эволюции.

Автор одной статьи из британского журнала «Нью Саентист» полагал, что Макбрирти была слишком слишком скептичной. Относительно выраженных сомнений о стратиграфическом контексте и возрасте каменных орудий, в «Нью Саентисте» заметили: «Подобные сомнения не относятся к каменным кускам из долины Соан, к юго-востоку от Равалпинди», — так смотрит Робин Деннелл, исполнительный директор палеолитического проекта Британской археологической миссии и Шеффилдского университета. Он и его коллега Хелен Ренделл, геолог из университета Суссекса, сообщали, что кварцитовые куски так «просто врезались в отложение обломочных горных пород и крупно-зернистого песчаника (называемое Верхней Сиваликской свитой), что их пришлось выбивать оттуда долотом.» Согласно «Нью Саентист», их возраст был определен путем комбинации палеонтологического и стратиграфического методов.

А что на счет предположения Макбрирти о том, что эти каменные предметы не были сделаны людьми? В «Нью Йорк Саентист» дается более разумная точка зрения: «Деннелл считает, что из тех кусков, которые они нашли, восемь „определенно“ являются „артефактами“». По мнению Деннелла, вызывающий наименьшие сомнения артефакт — это кусок кварцита, по которому предположительно ударил каменным молотом гоминид. Он нанес несколько ударов в 3-х направлениях и откопал 7 отщепов (рис. 3.13). Эти многогранные сколы и «свежая» поверхность трещин, оставшихся на ядрище, «очень убедительно» доказывает то, что они были сделаны человеком.

Рис. 3.13. Каменное орудие, обнаруженное в Верхней Сиваликской формации в Пакистане. По утверждению британских ученых, его возраст составляет около двух миллионов лет.

Так что же случилось с находками в Пакистане? Ученые придерживаются того мнения, что человек прямоходящий был первым представителем рода «Homo», который покинул Африку, что произошло примерно 1 миллион лет назад. Поэтому очевидно, что дискредитация учеными найденных в Пакистане каменных орудий, которым около 2-х миллионов лет была предопределена, потому что ученые не собирались изменять свои представления. Можно представить себе, как бы отреагировали ученые на каменные орудия, найденные в миоценовых слоях.

Сибирь и �ндия

На других азиатских стоянках, в Сибири и в северо-западной �ндии было сделано много других открытий каменных орудий, возраст которых около 2-х миллионов лет.

В 1961 году рядом с Горно-Алтайском, на реке Улалинка в Сибири были найдены сотни грубых галечных орудий. Как сообщали в 1984 году советские ученые А. П. Окладников и Л. А. Рагожин, эти орудия найдены в слоях, возраст которых 1,5–2,5 миллионов лет.

Другой советский ученый, Юрий Молчанов нашел каменные орудия, похожие на европейские эолиты. Эта стоянка находилась на реке Лена, у селения Урлак. Калий-аргоновая и магниевая даты формаций, в которых найдены эти орудия, — 1,8 миллионов лет назад. Недавние находки в �ндии также датируются примерно 2 миллионами лет. Много открытий было сделано в Сиваликских горах на северо-западе �ндии. Название «Сиваликские горы» происходит от имени полубога Шивы, повелителя разрушительных сил вселенной. В 1981 году сотрудник антропологической службы �ндии Анек Рам Санкхйан нашел одно каменное орудие около деревни Харитальянгар, в позднеплейстоценовой татротской формации, возраст которой более 2-х миллионов лет. Другие орудия были найдены в той же самой формации.

Вышеупомянутые сибирские и индийские открытия, которым по 1,5–2,5 миллионов лет, не согласуются с общепринятым взглядом о том, что человек прямоходящий был первым представителем вида Hоmo, который покинул Африку, что произошло около миллиона лет назад.

В 1982 году К. Н. Прасад из геологической службы �ндии сообщил об открытии «грубого однофасного галечного рубила» в миоценовой нагрийской формации около Харитальнгар, у подножия Гималаев на Северо-Западе �ндии. Прасад писал в своем отчете: «Это орудие было найдено in situ во время повторного обследования геологической колонны, чтобы оценить толщину пластов. Для того, чтобы установить точное происхождение материала, была проявлена осторожность — чтобы отвергнуть любую возможность того, что он попал сюда из более молодых слоев.»

Прасад думал, что орудие произвело очень примитивное, обезьяноподобное существо, называемое «рамапитеком». «Присутствие этого галечного орудия в таких древних отложениях, — говорит Прасад, — указывает на то, что сделали орудия древнейшие гоминиды, такие, как рамапитек. Они были прямоходящими и ходили на двух ногах, возможно они использовали эти орудия для охоты.» Но сегодня большинство ученых считает, что рамапитек был предком не человека, а современных орангутангов. Такое новое отношение к рамапитеку говорит о том, что он не был производителем каменных орудий.

�так, кто же сделал миоценовое орудие, о которых сообщал Прасад? Его вполне могли сделать анатомически современные люди, которые жили в миоцене. Даже если бы мы предположили, что это миоценовое орудие сделало какое-нибудь примитивное существо вроде Homo habilis, то это бы все равно вызвало бы большие сомнения. Согласно современным взглядам, первые производители орудий появились в Африке около 2-х миллионов лет назад.

Кто сделал эолитические орудия?

Даже услышав все доводы в пользу того, что эолиты сделал человек, доводы, которые обязательно убедят многих, все же у некоторых могут вполне естественно остаться некоторые сомнения. Возникает вопрос: можно ли простить такого человека за то, что он не принимает эолиты? Ответ на этот вопрос: да. Но это «да» означает, что тогда этот человек должен отказаться от признания других индустрий каменных орудий сходного происхождения, в том числе многие принятые индустрии, такие как, Олдувай в Восточной Африке, открытые Льюисом и Мэри Лики. Когда помещаешь рядом иллюстрации эолитов, найденных на плато Кент в Восточной Англии, и орудий из Олдувайского ущелья (рисунок 3.3), мы не заметили в их производстве особых различий.

Самым разумным заключением является то, что и европейские эолиты и олду-вайские орудия из Восточной Африки были произведены намеренно. Но кем? Ученые практически без возражений принимают, что олдувайские орудия были сделаны Homo habilis, примитивными видами гоминида. Поэтому ученые не должны полностью отрицать возможность того, что какое-то существо, подобное Homo habilis могло сделать эолиты из Восточной Англии и плато Кент, возраст некоторых из них можно сопоставить с возрастом олдувайских орудий.

Но есть и другая возможность. Мэри Лики говорит о ней в своей книге об олдувайских каменных орудиях: «Недавно в Юго-Западной Африке сделали наблюдение интересного современного использования неретушированных отщепов в виде рубящих каменных орудий. Экспедиция Государственного музея Виндхука обнаружила два племени Ова-Тьимба, которые используют каменные орудия. Они не только делают чопперы для того, чтобы разбивать кости и для других тяжелых видов работы, но используют для разбивания костей и снимания кожи также простые отщепы, не ретушируя их при этом, и не делая ручки». Поэтому ничто не мешает допустить возможность того, что даже самые грубые каменные орудия, найденные в Олдувайском ущелье и на европейских стоянках, могли сделать анатомически современные люди.

Обычный ответ на это: в отложениях того периода (ранний плейстоцен или поздний плиоцен) не найдено ни одной окаменелости человека современного типа, в то время, как окаменелости Homo habilis найдены. Но окаменелости человека разумного редко находят даже на позднеплейстоценовых стоянках, где есть множество каменных орудий и других следов человеческого обитания.

Более того, как это показывается в главах 7 и 12, ученые нашли окаменелые костные остатки человека современного типа в таких древних отложениях, как нижний слой Олдувайского ущелья в Танзании. Среди них можно перечислить скелет ископаемого человека, найденный в 1913 году доктором Гансом Реком в пачке II Олдувайского ущелья, и несколько человеческих бедренных костей, которые нашел Ричард Лики у озера Туркана (Кения) — в формации, которая чуть-чуть древнее, чем пачка I в Олдувае.

Поэтому нельзя говорить, что нет никаких ископаемых свидетельств присутствия современного человека в нижних слоях Олдувайского ущелья. Помимо ископаемых свидетельств, у нас есть отчет Мэри Лики о спорной круговой формации камней в стоянке DК в нижней пачке I. Она предположила, что «их установили в качестве подпор для ветвей или шестов, воткнутых в землю для защиты от ветров и бурь.»

«В целом, — писала она, — этот круг напоминает временные постройки, которые чисто делают современные кочевые народы. Они сооружают низкую каменную стену вокруг жилищ, которая и защищает от ветра, и поддерживают ветви, которые сгибают и покрывают шкурами или травой». Для иллюстрации Мэри Лики привела фотографию такого временного убежища, которое было сделано у племени Окомбамби в Юго-Западной Африке (сейчас там находится государство Намибия).

Не все согласились с этой интерпретацией каменного круга. Но принимая версию Лики, может возникнуть очевидный вопрос: если она считает, что сооружение похоже на те, что делают сегодня кочевые племена, такие как Окомбамби, то почему она не предполагает, что сделали олдувайский каменный круг анатомически современные люди 1,75 миллионов лет назад.

�нтересно отметить, что существует свидетельство того, что орудия из олдувайского ущелья были развитыми. Д. Десмонд Кларк писал в предисловии к работе Мэри Лики (1971 год): «Есть артефакты, обычное употребление которых типологически ассоциируется значительно более древними временами (верхний палеолит и даже еще древнее) маленькие формы скребел, шил…. и галька с желобками и клювообразными сколами.» Однако, отметим, что современные ученые считают, что орудия того типа, найденные в верхнем палеолите и даже еще древнее — это скорее работа человека разумного, а не человека прямоходящего или Homo habilis. Развитые каменные орудия также встречаются в европейских местонахождениях эолитов. Таким образом, мы должны признать возможность того, что некоторые, если не все олдувайские и эолитические орудия были сделаны анатомически современными людьми.

Льюис и Мэри Лики нашли также в пачке I олдувайского ущелья каменные шары и одно орудие для работы с кожей, которое очевидно использовалось для нарезания кожаных шнурков для боласов. �спользование шаров для игр по захвату своего соперника требуют, кажется, такого уровня интеллекта и ловкости, который превосходит возможности Homo habilis. Недавняя находка относительно полного скелета Homo habilis показывает, что этот гоминид был гораздо больше похож на обезьяну, чем ученые представляли до этого.

�так, к чему нас это приводит? В сегодняшнем мире мы встречаемся с различными уровнями производства каменных орудий человеком — от примитивной до развитой. � как мы описали в этой главе и в следующих двух главах, мы находим свидетельства того же самого разнообразия орудий в плейстоцене, плиоцене, миоцене и даже в эоцене. Самым простым объяснением этого является то, что анатомически современные люди, которые производят такой спектр орудий сегодня, делали также их и в прошлом. Можно также представить, что такие люди сосуществовали с более примитивными человекоподобными существами, которые также делали каменные орудия.

ГЛАВА 4. Грубые палеолитические орудия

Грубые палеолитические являют собой следующую ступень развития по сравнению с эолитами. Эолиты — это природные разбитые куски камней, которые использовались как орудия, причем они были мало или вообще не модифицированы. Рабочий край может быть слабо ретуширован или на нем могут быть просто следы использования. Однако, палеолитические орудия часто намеренно отщеплены от каменных ядрищ и модифицированы более экстенсивно.

Находки Карлоса Рибейро в Португалии

Первый намек об открытиях Карлоса Рибейро попал в поле нашего внимания совершенно случайно. Просматривая работы американского геолога XIX века Д. Д. Витни, мы случайно наткнулись на одно-два предложения о том, что Рибейро нашел в миоценовых формациях около Лиссабона кремневые орудия.

В трудах С. Лейнга, известного английского популяризатора науки конца девятнадцатого столетия мы встретили еще более короткие упоминания. Мы изучили каталоги библиотек, но, к удивлению, не обнаружили ни одной работы под именем Рибейро и оказались в безвыходном положении. Немного позднее имя Рибейро «всплыло» опять, на этот раз в английском издании 1957 года книги Боуля и Валуа «�скопаемые люди», которые довольно кратко упомянули о работе этого португальского ученого. Однако, благодаря Боулю и Валуа, мы обратились к изданию 1883 года книги Габриэля де Мортилле «Доистория», который дал во Франции благоприятный отзыв об открытиях Рибейро. Следуя ссылкам, которые де Мортилле приводит в сносках, мы постепенно открыли богатый пласт достойных упоминания убедительных оригинальных сообщений во французских журналах по археологии и антропологии второй половины XIX столетия.

Путь исследования этого «похороненного» свидетельства был освещен, и они показали, как научный истаблишмент трактует сообщение о фактах, которые больше не подтверждают признанные взгляды. �мейте ввиду, что для большинства людей, которые изучают сейчас палеоантропологию, Рибейро и его открытия просто не существуют. Вам придется обратиться к учебникам, напечатанным более 30 лет назад, чтобы найти хотя бы одно упоминание о них.

В 1857 году Карлос Рибейро был назначен руководителем Геологического управления Португалии, а также он был избран в Португальскую Академию Наук. В 1860–63 годах он проводил исследования каменных орудий, найденных в португальских четвертичных слоях. Геологи XIX века в основном делили геологические периоды на 4 главные группы: 1) первичную, в которую входили периоды с докембрия до перми; 2) вторичную — от триаса до мела; 3) третичную — от палеоцена до плиоцена; 4) четвертичную — от плейстоцена до голоцена. Рибейро изучал во время своих исследований кремни со следами человеческой работы, которые находили в третичных пластах между Канергадо и Алемкьер — двух деревнях в бассейне реки Тежу на северо-восток от Лиссабона.

Рибейро незамедлительно начал собственные исследования и нашел во многих местонахождениях в третичных пластах отщепы обработанных кремневых и кварцитовых кусков. Однако Рибейро чувствовал, что должен подчиниться преобладающей научной догме, которая господствует до сих пор и говорит о том, что люди появились не раньше третичного периода.

В 1866 году на официальных геологических картах Португалии Рибейро неохотно указал возраст четвертичного периода определенным слоям, в которых найдены орудия. Посмотрев на эти карты, французский геолог Эдуард де Верниль не согласился с заключением Рибейро, указав, что так называемые четвертичные пласты определенно принадлежали плиоцену или миоцену. В это самое время во Франции уважаемый исследователь, отец Льюис Бурже сообщил о находках каменных орудий в третичных пластах. Под влиянием критики де Верниля и открытий Бурже Рибейро начал открыто говорить, что орудия в Португалии находят в плиоценовых и миоценовых формациях.

В 1871 году Рибейро представил в Лиссабоне Португальской Академии Наук коллекцию кремневых и кварцитовых орудий, некоторые из них, в том числе, найдены в третичных формациях в долине Тежу. В 18 72 году на собравшемся в Брюсселе Международном Конгрессе Антропологии и Археологии Рибейро представил дополнительные образцы, в основном, заостренные отщепы. Мнения ученых разделились.

На Парижской выставке в 187 8 году Рибейро представил 95 образцов третичных кремневых орудий. Влиятельный французский антрополог Габриэль де Мортилле посетил экспозицию Рибейро и заявил, что на 22 образцах несомненно были следы человеческой работы. Вместе со своим другом и коллегой Эмилем Картаильха-ком, де Мортилле пригласил других ученых посмотреть на образцы Рибейро, и все они были того же мнения, что добрая половина кремней определенно была сделана людьми.

Де Мортилле писал: «Очень хорошо видна намеренность работы, причем не только по общей форме, которая может быть обманчива, но и значительно более определенно по наличию ясно различимых площадок и без труда заметных ударных бугорков.» �ногда на ударных бугорках есть выщербины — небольшие осколки, отлетевшие от силы удара. На некоторых образцах Рибейро также было несколько длинных вертикальных параллельных сколов. Мало вероятно, что они остались от случайных ударов, нанесенных силами природы.

Леланд У. Пэтерсон, современный специалист по каменным орудиям, придерживается того мнения, что ударные бугорки — это самый важный признак намеренной обработки кремневого отщепа. Если на отщепе также есть остатки ударной площадки, то тогда даже с большей уверенностью можно сказать, что имеем дело с отщепом, который был намеренно отбит от кремневого ядрища, а не с куском кремня, разбитого природными силами, и который похож на орудия или оружие.

На рисунке 4.1 показано одно из миоценовых орудий Рибейро из Португалии, а для сравнения приведено одно принятое учеными каменное орудие из мустьерской индустрии позднего плейстоцена Европы. На них обоих есть черты намеренной обработки камня: ударная площадка, ударный бугорок, выщербина и параллельные сколы.

Рис. 4.1. Слева: вид спереди и сзади каменного орудия, обнаруженного в третичной формации Португалии. Его возраст составляет около 2 миллионов лет. Справа: общепризнанное каменное орудие (возраст — менее 100 тысяч лет) из мустерианского культурного слоя позднего европейского плейстоцена. На обоих орудиях ясно просматриваются следующие черты проведенной человеком обработки: 1) ударные платформы, 2) выбоины, 3) выпуклости и 4) параллельно расположенные следы скола.

На многих образцах на той же самой стороне, что и ударный бугорок, есть углубления со следами и фрагментами приставших к ним частиц песчанника. Этот факт устанавливает их первоначальное положение в слое. Но некоторые ученые все равно сомневались. На собрании 1870 года в Лиссабоне Международного Конгресса исторической антропологии и археологии, Рибейро представил еще несколько образцов из миоценовых пластов. В своем докладе Рибейро отмечал: «(1) Они найдены в цельных частях самих пластов; (2) у них были острые хорошо сохранившиеся края — это показывает, что они не переносились на большие расстояния; (3) на них была патина, сходная по цвету с камнями слоя, часть которого они образовывали».

Второй пункт особенно важен. Некоторые геологи заявляли, что это плейстоценовые кремневые орудия, вмытые в разломы миоценовых пластов новоднения-ми и потоками воды. Но если бы кремни подверглись такому переносу, то почти наверняка острые края бы отбились, а мы в данном случае этого не наблюдаем.

Конгресс назначил специальную комиссию, чтобы она осмотрела образцы и стоянки. 22 сентября 1880 года члены комиссии сели на поезд и поехали на север от Лиссабона. Во время поездки они осматривали древние форты на вершинах холмов и указывали друг другу на юрасовые, меловые и третичные террасы, когда они проезжали через долину реки Тагуз. Они сошли с поезда в Каррегадо. Затем отправились в соседнюю Отту и, пройдя еще два километра, они пришли на гору Монте-Редондо. Здесь ученые разошлись по разным ущельям в поисках кремней.

В книге «Доистория» Габриэль де Мортилле дает информативный отчет о происходивших на Монте-Редондо событиях: «Члены Конгресса прибыли в Отту, центр огромной осадочной формации. Это было дно древнего озера, в центре которого были пески и глина, а по краям — пески с камнями. �менно на берегах разумные существа могли бы оставить свои орудия. � именно на берегах этого озера, которое когда-то омывало Монте-Редондо, проводились увенчавшиеся успехом исследования. Мистер Беллучи, способный исследователь из Умбрии (�талия) нашел in situ кремень, на котором были неоспоримые следы намеренной обработки. До того, как он извлек его, он показал этот образец ряду своих коллег. Этот кремень был твердо зажат в скале. Беллучи пришлось поработать молотком, чтобы достать его. Определенно, он того же самого возраста, что и отложения. Камень лежал не на поверхности, в которую он мог рецементироваться значительно позднее, а был твердо закреплен в нижней части скалы, что располагалась над размытым эрозией районом (рис. 4.2). Трудно желать какой-нибудь лучшей демонстрации определения положения кремня в слое».

Рис. 4.2. Стратиграфия места находки у подножия Монте-Редонду, в районе Отта (Португалия), где Дж. Беллуччи нашел кремневое орудие: 1) песчаник; 2) миоценовый песчаниковый конгломерат с кремневыми орудиями; 3) поверхностные залежи эродированных орудий. Стрелка Х указывает на изначальное местоположение находки.

Некоторые современные специалисты считают, что конгломераты Отто относятся к раннему миоцену, то есть их возраст примерно 15–20 миллионов лет. В целом, кажется, что даже сегодня нет особых обоснований того, что открытия Рибейро не привлекают серьезного внимания.

Находки Л. Бурже в Тенае (Франция)

19 августа 1867 года в Париже, Л. Бурже представил Международному Конгрессу Доисторической антропологии и археологии доклад о кремневых орудиях, которые он нашел в раннеплейстоценовых пластах (которым 15–20 миллионов лет) в Тенае, в северной части центральной Франции. Бурже сказал, что они похожи на типы четвертичных орудий (скребла, сверла, лезвия, и т. д.), которые он нашел на поверхности в том же самом районе. Он нашел почти во всех этих миоценовых орудиях стандартные признаки человеческой обработки: точное ретуширование, симметричное откалывание, следы использования.

На Парижском конгрессе только несколько ученых признали, что это действительно были артефакты. Неудержимый Бурже продолжал находить все больше и больше образцов и палеонтологов и геологов, которые убеждались, что эти образцы были продуктами намеренной обработки. Одним из первых это признал Габриэль де Мортилле.

Некоторые ученые поставили вопрос о стратиграфическом положении найденных кремней. Первые образцы Бурже нашел в обломках горных пород на сторонах маленькой долины, которая пересекает плато в Тенае. Геологи, такие, как сэр Джон Прествич, возражали и говорили, что в сущности эти предметы были найдены на поверхности. В ответ на это Бурже провел раскопки в долине и нашел кремни, на которых были те же самые следы человеческой работы.

Но все же неудовлетворенные этим критики продолжали, что найденные на дне раскопок кремни попали на этот уровень через расщелины, находящиеся на вершине плато, где часто встречаются плейстоценовые орудия. В ответ на это возражение Бурже в 1869 году нашел на вершине плато один шурф. Во время раскопок он вышел на слой песчанника толщиной в один фунт, в котором не было расщелин, через которые плейстоценовые орудия могли бы проникнуть в нижние слои.

Еще ниже в этом шурфе — на глубине около 14 футов, в раннеплейстоценовом слое Бурже нашел много кремневых орудий. Де Мортилле писал в «Доистории»: «О значительном возрасте их геологического положения больше не оставалось сомнения».

Несмотря на эту ясную демонстрацию, у многих ученых сохранялись сомнения. В 1872 году на съезде в Брюсселе Международного Конгресса Доисторической антропологии и археологии Бурже представил множество образцов, сообщения о которых приведены в опубликованных протоколах Конгресса. Описывая заостренные орудия (рисунок 4.3), Бурже сказал: «Это шилообразный образец с широким основанием. Кончик в середине получился в результате последовательного ретуширования. Такой тип характерен для всех эпох. На противоположной стороне есть ударный бугорок».

Рис. 4.3. Остроконечное орудие из миоценовой формации, найденное в Тенае (Франция).

Бурже описал и другой образец, который он охарактеризовал как нож или режущее оружие: «Края правильно ретушированы, и на противоположной стороне есть ударный бугорок». Он заметил, что на многих образцах края в том же месте, где их могла держать рука человека, остались неизношенными, в то время как края на режущих поверхностях показывают степень экстенсивного снашивания и полирования.

Рис. 4.4. Остроконечный артефакт из миоценового слоя, найденный в районе Тенае (Франция). Около его острия хорошо видны следы заточки.

Другой образец (рисунок 4.4) был охарактеризован Бурже как наконечник метательного оружия или как шило. Он заметил наличие ретуширования по краям, очевидно предназначенного для того, чтобы сделать острый наконечник. Также он заметил среди найденных им предметов одно ядрище, два выступа которого были ретушированы для какой-то цели. Он описывал его: «Край, который выступал больше всего, был сколот серией человеческих ударов. Возможно это было сделано для того, чтобы избежать неудобства, когда держишь оружие рукой. Другие края остались острыми. Это показывает, что сколы произошли не в результате скалывания данного образца другими камнями.» На рисунке 4.5 вы видите орудие раннеплиоценового слоя и сходное принятое учеными позднеплейстоценовое орудие.

Рис. 4.5. Вверху: кремневый инструмент эпохи позднего плейстоцена. Внизу: каменное орудие из миоценовых слоев, найденное в районе Тенае (Франция).

Для того, чтобы разрешить все противоречия, Конгресс Доисторической антропологии и археологии назначил комиссию, в которую входило 15 членов, чтобы она внесла свое суждение об открытиях Бурже — большинством в 8 голосов было принято, что кремни были сделаны человеком. Только пять человек из 15 не обнаружили на образцах из Теная следов человеческой работы. Один человек комиссии не выразил никакого мнения, а другой поддержал Бурже, но с некоторыми оговорками.

На раннеплейстоценовых кремнях из Теная редко встречаются ударные бугорки, но края большинства кремней были точно ретушированы. Существует определенная тенденция к тому, что ретуширование встречается только на одном крае, в то время, как другой край остается нетронутым; это называется однофасным скалыванием. Де Мортилле, как и современные ученые, полагает, что почти во всех случаях однофасное скалывание является результатом не случайных ударов, но намеренной обработки. В книге «Musee Prehigtorique» де Мортилле включил репродукции некоторых кремней из Теная, на которых видно очень систематическое однофасное ретуширование (рисунок 4.6).

Рис. 4.6. Заточенные с одной стороны инструменты периода раннего миоцена из Теная (Франция).

Некоторые критики Бурже делали замечания по поводу того, что среди найденных в Тенае раннеплейстоценовых кремней было совсем немного хороших образцов, лишь около тридцати. Но Де Мортилле писал: «Даже одного бесспорного образца было бы достаточно, а у них их тридцать».

Современные специалисты по каменным орудиям, такие как Л. У. Пэтерсон, сказали, что параллельные сколы приблизительно одинакового размера указывают на человеческую работу. На рисунке кремней из раннеплейстоценового слоя из Теная видны такие сколы. На рисунке 4.7 показано однофасное орудие из Теная вместе со сходным признаваемым учеными однофасным орудием из Олдувайского ущелья.

Рис. 4.7. Слева: кремневое орудие, обнаруженное в формации периода раннего миоцена в районе Тенея, Франция. Справа: общепризнанное орудие из нижней части горизонта II Олдувайского ущелья, Африка. На нижних краях обоих образцов можно наблюдать грубые параллельные сколы, что является необходимым требованием, предъявляемым к артефактам.

У многих кремней из Теная точно оббита поверхность, на которой видны следы использования огня. Де Мортилле заключил, что люди использовали огонь, чтобы расщепить большие куски кремня. А затем из получившихся отщепов делали орудия.

Благодаря работам С. Лэйнга образованная читающая публика в англоязычных странах узнала о раннеплейстоценовых орудиях из Теная. Лэйнг писал: «�скусственное происхождение этих орудий было полностью подтверждено открытием того, что минкопы с андаманских островов производят точильные камни и скребла, почти идентичные тем, которые найдены в Тенае. � сейчас для расщепления камней на части требуемого размера и формы используется тот же самый процесс использования огня… В целом, свидетельства о этих миоценовых орудиях кажутся очень убедительными, и возражения против них вряд ли основываются на чем-либо другом, кроме как на желании признавать большую древность человека.»

Кто делал кремневые орудия в Тенае? Некоторые думали, что их могли сделать примитивные обезьяноподобные предки людей. Но в 1894 году С. Лэйнг сказал о тенайских кремнях: «�х тип прослеживается без каких-либо изменений, за исключением небольших удачных улучшений, в плиоцене, квартере и даже вплоть до сегодняшнего дня. Скребла эскимосов и жителей андаманских островов — это ни что иное, как увеличенный и улучшенный вариант миоценовых скребел.» Если люди делают такие скребла сегодня, то конечно же возможно, что идентичные существа делали подобные скребла в миоцене. � как мы увидим в следующих главах, ученые действительно обнаружили костные человеческие останки в третичных отложениях, которые неотличны от скелета человека разумного.

�так, это проясняет то, почему мы не слышим больше ничего о кремнях из Теная. В один момент развития палеоантропологии те несколько ученых, которые верили в эволюцию, действительно признали подлинность тенайский миоценовых орудий, но приписали их какому-то предку человека. Эволюционная теория убедила их в том, что такой предок существовал, но не было найдено никаких окаменелостей. Когда в 18 91 году, на Яве, ожидаемые окаменелости были найдены, они встретились в формации, которую относят сейчас к среднему плейстоцену. Это конечно же поставило каждого защитника миоценовой человекообезьяны перед дилеммой. Предок человека, переходная форма между ископаемыми обезьянами и современными людьми, был найден не в раннем миоцене (20 миллионов лет назад по современным расчетам), а в среднем плейстоцене, т. е. менее одного миллиона лет назад. Поэтому кремни из Теная и все другие свидетельства о существовании людей третичного периода (или человекообезьян — производителей орудий) были тихо, и, что очевидно, тщательно изъяты из активного рассмотрения, а затем забыты.

Многочисленные свидетельства о присутствии производящих орудий гомини-дах в третичном периоде фактически были скрыты, и устойчивость всего здания современной палеоантропологии зависит от того, что они будут оставаться скрытыми. Если бы ученые признали хотя бы одно свидетельство существования производителей орудий в миоцене или раннем плейстоцене, то вся картина человеческой эволюции, которую так тщательно писали в этом столетии, оказалась бы уничтоженной.

Орудия из Ауриллака (Франция)

В 1870 году Анатоль Ружо сообщал о том, что геолог Чарльз Гарди извлек с поверхности выхода позднеплейстоценового конгломерата кремневый нож. Это произошло в Ауриллаке, в северной Франции. Чтобы описать эту находку, Ружо использует слово «arrache», которое означает, что кремень пришлось извлекать с применением силы. Де Мортилле считал, что кремневое орудие Тарди было вцементировано в поверхность позднеплейстоценового конгломерата только недавно, и поэтому он избрал для него плейстоценовую дату.

Рис. 4.8. Первое каменное орудие, найденное в Ауриллаке (Франция).

Французский геолог Б. Рэмс сомневался в том, что найденный Тарди предмет, действительно был сделан человеком. Но в 1877 году Рэмс сам сделал открытия кремневых орудий в том же самом районе, в Па-Корни, местечке около Ауриллака. Эти орудия были извлечены из отложений, лежавших между слоями вулканического материала, относящегося к позднему плиоцену. Возраст этих слоев — 7–9 миллионов лет.

В 1894 году С. Лэйнг сделал подробное описание следов человеческой обработки, которые Рэмс заметил на кремнях: «Эти образцы включают в себя несколько хорошо известных типов палеолитических орудий: долота, скребла, наконечники стрел и отщепов. Они только грубее и меньше, чем орудия более поздних периодов. Они найдены в трех разных местах в одном и том же слое отложений, и проходят по всем тестам, по которым устанавливается подлинность четвертичных орудий: наличие ударных бугорков и искривленных отделившихся фракций. � прежде всего, намеренного откалывания в определенном направлении». Согласно Лэйнгу, французский антрополог Арман де Кватрефаже заметил на оббитых краях многих орудий параллельные царапины, что указывает на их использование. Эти следы использования не встречаются на других, необбитых краях. Подлинность кремневых орудий из Па-Корни была признана на конгрессе ученых в Гренобле (Франция). Лэйнг сказал также об орудиях: «В том отложении, в которых они найдены, есть 5 различных разновидностей кремней, и среди них все, которые похожи на человеческие орудия, ограничены одной определенной разновидностью, которая по своей природе идеально приспособлена для использования человеком. Как говорит Кватрефаже, ни потоки воды, ни другие природные условия не могли произвести такого разделения, это могло быть сделано только разумным существом, которое отбирало камни, которые лучше всего подходят для орудий и оружия».

Макс Верворн из Геттингенского университета в Германии сперва испытывал сомнения насчет сообщений о каменных орудиях из плиоцена и более ранних периодов. Поэтому в 1905 году он поехал в Ауриллак, чтобы самому исследовать найденные там каменные орудия.

Верворн оставался в Ауриллаке семь дней, в течение которых он проводил раскопки в местечке, известном как Па-де-Боде, что недалеко от Па-Корни. Описывая результаты первого дня работы, он писал: «По счастливой случайности я вышел на стоянку, в которой нашел большое количество кремневых предметов, бесспорная орудийная природа которых поразила меня. Я не ожидал этого. Лишь постепенно я смог свыкнуться с мыслью, что держал в руках орудия, сделанные человеком, который жил в третичные времена. Я привел все доводы против, о которых только мог подумать, — ставил под вопрос геологический возраст местонахождения, я ставил под вопрос орудийную природу образцов, до тех по, пока с неохотой признавал, что всех возможных возражений не достаточно, чтобы снять эти факты».

Оббитые кремневые предметы с острыми краями, которые, скорее всего, являются орудиями, находят маленькими группами, вместе с камнями, которые весьма обкатаны и изношены. Это означает, что кремневые орудия не подвергались значительным передвижениям со времени отложения и что поэтому они оббиты скорее человеком, а не в результате природных процессов. Тот факт, что орудийные кремни с острыми краями найдены группами, предполагает также наличие «мастерских».

Затем Верворн долго обсуждает различные пути идентификации человеческой обработки кремневого предмета. Он разделил свидетельства такой работы на три группы: 1) следы от первичного удара, который отделил отщеп от кремневого ядрища; 2) следы от ударов, в результате которых образовались вторичные сколы уже на самом отщепе; 3) следы использования рабочих краев.

Рассматривая различные характеристики следов от ударов и использования, Верворн предположил, что сами по себе они ничего не доказывают: «Критический анализ определенной комбинации признаков — это единственное, что позволяет нам принимать какие-то решения,» — отмечал он. Та же самая методология предложена Л. У. Пэтерсоном, современным специалистом по каменным орудиям. Однако Пэтерсон придавал большее значение, чем Верворн, ударным бугоркам и однонаправленным сколам вдоль одного края кремней, особенно когда в одном местонахождении находили множество образцов. Пэтерсон показал в своих работах, что природные силы почти никогда не производят такие действия в значительных количествах.

Затем Верворн привел пример, иллюстрирующий, как можно применять его метод анализа: «Положим, что я нахожу в межледниковом каменном пласте кремневый предмет с очевидным ударным бугорком, но без признаков намеренной обработки.

В этом случае я бы сомневался, находится ли передо мной предмет человеческого производства или нет. Но предположим, что я нахожу там кремень, на одной стороне которого есть все типичные следы от ударов, а на другой стороне есть негативные отпечатки двух, трех, четырех или большего количества сколов, оставшихся от ударов в тех же самых направлениях. Кроме того, давайте предположим, что на одной стороне куска есть многочисленные последовательные параллельные небольшие сколы, располагающиеся в одном направлении, и все они без исключения, расположены на той же самой стороне края. Предположим, что все другие края острые, без следов от ударов и перекатывания. Тогда я скажу с полной уверенностью: это орудие, сделанное человеком.»

Верворн, проведя ряд раскопок в местонахождении около Ауриллака, исследовал многие из найденных орудий, используя описанную выше точную научную методологию. Затем он пришел к следующему выводу: «Своими собственными руками я извлек из неповрежденного слоя в Па-де-Борже много подобных бесспорных артефактов. Это неопровержимое доказательство существования в конце миоцена существа, которое обрабатывало кремни». Среди найденных Верворном в миоценовых пластах в Ауриллаке орудий большую часть составляли разного рода скребла. «Некоторые скребла, — писал он, — есть только следы от употребления на рабочем крае, в то время, как другие края того самого куска острые, и на них нет никаких следов. На других образцах на рабочем крае есть ряд сколов, намеренно нанесенных в том же самом направлении. Эти сколы ясно показывают все обычные следы от нанесения ударов. Даже сегодня края следов от нанесенных ранее ударов совершенно остры. Цель оббивания краев можно установить легко и без всяких сомнений: удаление верхних слоев камня или придание ему определенной формы. На многих кусках есть ясно различимые области, предназначенные для того, чтобы в этом месте было удобно держать камень рукой. Они образованы в результате удаления острых краев и выступив в тех местах, где бы они могли мешать или причинять неудобства».

О другом предмете Верворн сказал: «Сколы на рабочем крае скребла лежат так правильно и параллельно друг за другом, что напоминают палеолитические и даже неолитические орудия.» Согласно принятой периодизации, палеолитические и неолитические орудия приписываются позднему плейстоцену.

Также Верворн нашел много остроконечных скребел (рисунок 4.9): «Среди всех остальных кремневых предметов эти наиболее отчетливо показывают намеренное придавание определенной формы орудиям, по крайней мере в области рабочих краев. Фактически острые выступы сделаны так, что можно говорить о настоящей заботе и внимании к технике производства. Края были обработаны многими одновременными ударами так, что не оставляют никаких сомнений в намеренном придавании формы выступу.»

Рис. 4.9. Остроконечное каменное орудие периода позднего миоцена, найденное в Ауриллаке (Франция).

В Ауриллаке были найдены также и особым образом отдельные скребла (рисунок 4.10), круглые выемки на рабочих краях, которых подходят для обскабливания цилиндрических объектов таких, как кости или древко копья. Верворн отмечал: «В большинстве случаев эти скребла были сделаны путем скалывания одного из краев по кривой линии однонаправленными ударами».

Рис. 4.10. Слева: брюшная поверхность скребка периода позднего миоцена, найденная в Ауриллаке (Франция). Справа: дорсальная поверхность, демонстрирующая вогнутый рабочий край, на которой Ферворн обнаружил малозаметные следы износа.

Верворн нашел также несколько орудий, приспособленных для работы в качестве молота, рубила, а также для копания. Описывая одно такое орудие, Верворн писал: «Большое заостренное орудие для рубки или копания. Оно было сделано из природного куска кремня в результате оббивания острого выступа. На поверхностях куска видны кора кремня, конец выступа, образованный многочисленными сколами, большинство которых были нанесены в одном и том же направлении». О другом заостренном орудии Верворн писал: «На этом орудии непосредственно под выступом есть область, предназначенная для руки. Она образована путем оббивания острых режущих краев. Это могло быть примитивное ручное проторубило, использовавшееся как молот или топор». Верворн нашел также орудия, которые, как он думал, приспособлены для резания, сверления и гравирования.

Верворн заключает: «В конце миоцена здесь существовала культура, которая, как мы можем видеть на примере кремневых орудий, была не на начальных фазах, но уже после долгого периода развития… Это миоценовое население Кантала знало, как откалывать и обрабатывать кремень.»

Верворн продолжает: «Размер орудий указывает на существо, рука которого была того же самого размера и формы, что и наша, а потому у него было такое же тело. Наличие больших скребел и чопперов, которые подходят по размеру нашей руки, и прежде всего того, что они приспособлены для руки совершенным образом (это можно обнаружить почти у всех орудий), кажется подтверждают заключение о высшей степени развития. Орудия самых разных размеров, на которых ясно видны рабочие края, следы использования и „рукоятки“, на которых с тех мест, которые будет сжимать рука, удалены первоначальные острые выступы и края, в основном так удобно и естественно держать в руке, что можно подумать, что они сделаны прямо для наших рук.»

Затем Верворн сказал об изготовителях орудий: «Хотя существует возможность того, что этот третичный тип стоит ближе к животным предкам современных людей, чем и самим современным людям, кто может сказать нам, что у них не было уже того же самого физического строения, как и у современных людей, что специфические человеческие черты начали развиваться не в конце позднего миоцена?»

Как мы объясняем в седьмой главе, окаменелые костные останки, которые нельзя отличить от костей современных людей, были найдены в плиоценовых, миоценовых, эоценовых, и даже более ранних отложениях. Если мы также учтем, что живущие сегодня люди делают орудия, не особо отличающиеся от орудий, найденных в миоценовых пластах во Франции или других местах, то тогда истинность общепринятой последовательности человеческой эволюции подвергают сомнению. Если учесть все имеющиеся свидетельства (и кости, и орудия), то становиться очень трудно выстроить какую-либо эволюционную последовательность. �так, мы остаемся с предположением, что десятки миллионов лет назад в одно и то же время жили разные типы человекоподобных существ и людей, которые производили каменные орудия различных уровней обработки.

В 1924 году Джордж Грант Маккурди, директор Американской Школы доисторических исследований в Европе, отзывался положительно в «Нейчерал Хистори» о кремневых орудиях из Ауриллака. В Англии Д. Рейд Мойр нашел подобные орудия. Некоторые критики спорили, говоря, что каменные предметы, напоминающие орудия, были созданы в результате действия природных сил, таким, как движение пород, и это давление расщепляло кремни. Но ученые показали, что в конкретных местонахождениях, где были найдены мойровские кремневые орудия, геологические свидетельства не дают оснований прибегать к объяснению природными факторами.

Маккурди писал: «В конкретных плиоценовых отложениях в Восточной Англии, где Д. Рейд Мойр нашел обработанные кремни, не существовало условий, которые благоприятствовали развертыванию природных сил.» Можно ли сказать то же самое и про оббитые кремни из верхнеплиоценовых отложений около Ауриллака (Кантал)? � Соллас и Капитан недавно ответили на это утверждение. Капитан считает их не только кремневыми отщепами, которые говорят об использовании, но и подлинными типами инструментов, которые можно рассматривать как характеристики определенных палеолитических горизонтов. Они не просто встречаются, но многократно встречаются: долота, выпуклые отщепы, тщательно ретушированные, чтобы сформировать наконечники и скребла мустьерского типа, диски, края которых последовательно подправлялись, и наконечники. Он заключает, что «между многими оббитыми кремнями из Кантала и классическими образцами из хорошо известных палеолитических стоянок существует полное подобие.» Уильям Соллас заведовал кафедрой геологии в Оксфорде, а Льюис Капитан, высокоуважаемый французский антрополог, был профессором в Коллеж де Франс.

Открытия А. Руто в Бельгии

А. Руто, хранитель Королевского музея естественной истории в Брюсселе, сделал ряд открытий, которые вновь заставили говорить в начале XX века об аномальных индустриях каменных орудий. Большинство идентифицированных Руто индустрий датируется ранним плейстоценом. Но в 1907 году исследования Руто завершилось еще более поразительными находками в песчаных котлованах у Бонельса (в районе Арденн в Бельгии). Слои, в которых найдены орудия, относятся к олигоцену, — это означает, что им 25–38 миллионов лет.

Описывая эти орудия, Георг Швейнфурт писал в «Zeitschrift fur Ethnologie»: «Среди них найдены чопперы, каменные наковальни, ножи, скребла, сверла и камни для кидания. На всех них ясно видны следы обработки, в результате которой им приданы формы, которые прекрасно приспособлены для использования человеческой рукой…. Удачливый открыватель с удовольствием показал местонахождение тридцати четырем бельгийским геологам и студентам, изучающим доисторию. Все они согласились, что не может быть никаких сомнений в положении находки.»

Полный отчет Руто о находках в Бонельсе появился в бюллетене бельгийского Общества геологии, палеонтологии и гидрологии. Руто сказал также, что каменные орудия, подобные найденным в Бонельсе, обнаружены в олигоценовом контексте в Барак-Мишеле и пещере у залива Бонне, на левом берегу реки Маз, в Розаре, каменные орудия были также найдены в среднеплиоценовом контексте. «Теперь оказалось, — писал Руто, — что представления о существовании человечества в олигоцене… получили такое сильное подтверждение, что обнаружить какой-либо изъян невозможно.» Руто отметил, что олигоценовые орудия из Бонельса почти абсолютно похожи на орудия, которые последние несколько столетий делают обитатели Тасмании (рисунки 4.11 и 4.12).

Рис. 4.11. �нструменты, произведенные относительно недавно аборигенами Тасмании. Согласно Рюто, они почти полностью идентичны орудиям периода олигоцена, открытым в Бонселе (Бельгия):

а) боковой скребок (racloir), сравните с рис. 4.12а;

б) остроконечный инструмент (percoir), сравните с рис. 4.12б;

в) наковальня (enclume), сравните с рис. 4.12в;

г) каменный нож (couteau), сравните с рис. 4.12 г;

д) двусторонний скребок (grattoirdouble), сравните с рис. 4.12д;

е) шило (регсоir), сравните с рис. 4.12е;

ж) скребок (grattoir), сравните с рис. 4.12ж.

Рис. 4.12. Каменные орудия из нижних слоев песков позднего олигоцена под Бонселем (Бельгия):

а) скребок, напоминающий мустерианское острие эпохи позднего плейстоцена в Европе;

б) остроконечное орудие с хорошо наблюдаемым утолщением;

в) наковальня со следами от ударов;

г) каменный нож со следами износа на лезвии;

д) скребок;

е) шило;

ж) большой скребок.

Затем Руто в деталях описал различные типы орудий из Бонельса, начав с чопперов. В их число входят: плоские чопперы, заостренные чопперы, остроконечные чопперы и орудия, которые использовались для того, чтобы повторно заострить рабочие края других инструментов. Все категории чопперов оббиты так, что их легко держать в руке, и на всех видны следы использования рабочего края.

В Бонельсе было найдено также несколько каменных наковален с большими плоскими поверхностями и определенными следами от ударов.

Затем Руто описал несколько режущих инструментов. «Можно видеть, — писал он, — что они сделаны из относительно длинных отщепов кремня. Они тупые с одной стороны и острые с другой».

Другим типом орудий были односторонние скребла. Они обыкновенно сделаны из овального отщепа, одна сторона которого тупая, а противоположная — острая. Отбивалась подходящая для кисти руки «рукоятка», рука держалась за тупой край, а острым краем скребли по нужному предмету. Во время этих действий от режущего края отделялись небольшие осколки, и эти следы использования можно видеть на многих образцах.

Затем Руто описал другие виды режущих орудий: с выемками, которые, возможно использовались для оскабливания длинных круглых предметов, и двусторонние, у которых два острых края. Некоторые двусторонние орудия похожи на мус-тьерские позднеплейстоценовые остроконечные орудия.

Руто описал также особую категорию орудий, которые он назвал смешанными, потому что они выглядят как будто их можно использовать больше, чем для одной цели. Руто писал: «В основном, на их остром крае есть острие, которое образовалось при пересечении двух прямых краев, или, что более часто, двух выемок, получившихся при ретушировании».

Кроме того, он дает описание шил или сверл, а также он заметил наличие в Бонсельсе предметов, которые оказались метательными камнями. �, наконец, Ру-то предположил, что определенные кремневые предметы со следами от множества ударов могли использоваться древними обитателями Бонсельса, чтобы добывать огонь. Такие камни найдены в коллекциях позднеплейстоценовых орудий.

«Мы столкнулись, — говорил Руто, — с серьезной проблемой: существованием в олигоцене существ, достаточно разумных для того, чтобы производить и использовать определенные и разнообразные типы орудий.» Сегодня ученые даже и не рассматривают возможность существования в олигоцене человека, или даже проточеловека. Мы считаем, что на это существует две причины: незнание свидетельств, таких, как представленных Руто, и слепая вера в поддерживаемые сейчас взгляды о происхождении и древнейшей истории человека.

Открытия Фреуденберга около Антверпена

В феврале-марте 1918 года приписанный к немецкой армии геолог Вильгельм Фреуденберг проводил в военных целях испытательные бурения в третичных формациях к западу от Антверпена (Бельгия), Фреуденбург нашел в глинянных шурфах в Холе, рядом с Сант-Джилисом, и в других местах кремневые предметы, которые, как он считал, были орудиями. Эти предметы были найдены вместе с изрезанными костями и раковинами. Большинство этих предметов располагались в осадочных отложениях скальдиской морской трансгрессии. Скальдис датируется ранним плейстоценом и поздним миоценом, и таким образом, ему 4–7 миллионов лет. Фреуден-берг предположил, что найденные им объекты можно отнести к периоду как раз перед скалдисской морской трансгрессией, что если это правильно, определяет их возраст по крайней мере 7–10 миллионами лет.

Фреуденберг считал, что некоторые из найденных им орудий использовались для вскрытия раковин. Большинство из них найдены вместе с изрезанными раковинами и обгорелыми кремнями, которые Фреуденберг взял в качестве свидетельства того, что разумные существа использовали огонь в Бельгии в третичном периоде. Относительно этих изрезанных раковин (рисунок 4.13) Фреуденберг писал: «Я обнаружил множество намеренных порезов, большинство которых расположено на внутренней части раковин, совсем рядом от соединительной перемычки». Он сказал, что порезы «такие, что их можно было нанести только острым инструментом.» На некоторых раковинах были также и пунктирные порезы. Помимо изрезанных раковин Фреуденберг нашел кости морских млекопитающих, на которых, как он думал, были порезы. Он тщательно рассмотрел альтернативные гипотезы, например, химическую коррозию или геологическую абразию, и отверг их. Он нашел, помимо всего прочего, кости, на которых были глубокие следы от ударов, — они могли быть оставлены каменными молотами.

Рис. 4.13. Раковина обнаруженная в скальдизианской формации (ранний плиоцен — поздний миоцен) вблизи Антверпена, Бельгия, с надрезом справа от крепления.

Присутствие человека было еще больше подтверждено находками частичных отпечатков, которые были сделаны, очевидно, когда нога человекообразного существа наступала на куски глины. На одной глиняной разработке в Холле Фреуденберг нашел один отпечаток свода ступни и четыре отпечатка пальцев ноги. Согласно Фреуденбергу, расположение узора и пор на ступне человека и отличались от узора на обезьянней ступне.

Фреуденберг был эволюционистом и считал, что человек третичного периода, должно быть, был небольшим гоминидом, у которого, помимо ступни, подобной ступне человека, было сочетание обезьянних и человеческих черт. В целом фреуденберговское описание этого человека третичного периода напоминает, вероятно, австралопитека. Но, согласно современной палеоантропологической доктрине, нельзя ожидать находки австралопитека в Бельгии в позднем миоцене более 7 миллионов лет назад. Существование древнейшего австралопитека датируется примерно 4 миллионами лет, и жил он в Африке.

Кто же тогда оставил обнаруженные Фреуденбергом отпечатки? Сегодня в Африке и на Филиппинах живут племена пигмеев. Рост взрослых мужчин этих племен менее 5 футов, а у женщин еще меньше. Предположение о том, что скорее всего маленькие люди, а не австралопитеки оставили отпечатки ног, гораздо более соответствует целому спектру свидетельств: каменные орудия, изрезанные кости, следы огня и искусственно открытые раковины. Неизвестно, что австралопитеки изготовляли каменные орудия и использовали огонь.

Центральная �талия

В 1871 году профессор Г. Понзи представил на съезде в Болонье Международного Конгресса Доисторической антропологии и археологии доклад о свидетельствах существования в Центральной �талии людей в третичном периоде. Эти свидетельства были колющими орудиями, найденными геологами в отложениях бреччии, принадлежавшие плиоценовой акватраверсанской эрозийной фазе (ее возраст более двух миллионов лет). Бреччия — это осадочная порода, составленная из каменных обломков, сильно затвердевшие в песках или глине.

Каменные орудия из Бирмы

В 1894–95 годах в научных журналах было объявлено об открытии обработанных кремней в миоценовых формациях Бирмы, которая была тогда частью Британской �ндии. Об этих орудиях сообщил Фриц Нетлинг, палеонтолог, возглавляющий отделение геологической службы �ндии в районе Янгона (Бирма).

Однажды, собирая окаменелости, он заметил один прямоугольный кремневый предмет (рисунок 4.14).

Рис. 4.14. Две стороны кремниевого инструмента, найденных в миоценовых формациях Бирмы.

Он сказал, что такую прямоугольную форму «трудно объяснить действием природных факторов». Нетлинг отмечал: «Форма этого образца очень напоминает описанный в первом томе документов Геологического Управления �ндии оббитый кремень, который был найден в плейстоценовых отложениях реки Нербудда, и искусственное происхождение которого никогда не вызывало сомнений.» Нетлинг продолжил поиски и нашел около десятка оббитых кусков кремня.

Насколько точно определено стратиграфическое положение кремней Нетлинга? Сам он дал следующее описание: «Точное место находок… находится на крутом восточном склоне ущелья, высоко над его дном, но ниже края, т. е. в таком месте, что немыслимо предположить, что кто-то принес их туда. В этом узком ущелье нет места для какого-нибудь убежища, и никогда здесь их не было; еще менее возможно предположение, что их могла принести туда вода. Взвесив все факты, совершенно независимо от того, что я действительно выкопал их в породе, я пришел к твердому убеждению, что они были найдены in situ».

В заключение Нетлинг говорит: «Если кремни этой формы могли произвести природные факторы, то тогда добрая половина оббитых кремней, которые рассматривались до сих пор как продукты несомненно искусственного [т. е. человеческого] происхождения, теперь их происхождение поставлено под серьезное сомнение».

Орудия с реки Блэкс-Форк

В 1932 году два археолога-любителя Эдисон Лор и Гарольд Данинг нашли на верхних террасах реки Блэкс-Форк в Вайоминге (США) много каменных орудий, как оказалось, орудия относились к среднему плейстоцену, что аномально для Северной Америки.

Лор и Данинг показали собранные ими орудия Э. Б. Ренаду, профессору антропологии Денверского университета и директора археологической службы Западной Возвышенности. Он организовал экспедицию в район находок. Летом 1933 года партия Ренада собрала на террасах древней реки между городами Грэнжер и Лиман ряд образцов.

Среди них были грубые проторубила и другие оббитые орудия того типа, который обычно приписывается человеку прямоходящему, который, как считается, обитал в Европе в среднем плейстоцене.

Реакция американских антропологов была негативной. Ренад писал в 1938 году, что его доклад «резко критиковал один непримиримый противник признания глубокой древности человека в Америке, который не видел ни местонахождения, ни образцов».

В ответ на это Ренад снарядил еще три экспедиции, которые собрали еще больше образцов. Хотя многие специалисты из-за рубежа согласились с ним в том, что орудия представляют подлинную индустрию, американские ученые вплоть до сегодняшнего дня продолжают отрицать это.

Самым распространенным ответом будет то, что эти грубые образцы — это необработанные отщепы, которые были совсем недавно оббиты индейцами. Но собиратель каменных орудий Л. Миншалл писал в 1989 году, что орудия были сильно обточены водой, хотя они найдены в высохших протоках на древних поймах, по которым вода не могла течь более 150 000 лет.

Если бы орудия, подобные орудиям Ренада, были найдены в Африке, Европе или Китае, они бы не стали источниками каких-либо споров. Но их присутствие в Вайоминге действительно очень неожиданно, при их возрасте в 150 или даже более тысяч лет.

По преобладающим сейчас представлениям, люди появились в Северной Америке самое большее 30 000 лет назад. А до этого туда не мигрировали никакие го-миниды.

Некоторые предположили, что орудия сточились скорее от переносимых ветром песков, а не от воды. В ответ на это Миншалл заметил: «Образцы были сточены одинаково со всех сторон, сверху и снизу, с передней и задней стороны. Весьма маловероятно, что переносимая ветром пыль достигала тяжелых каменных орудий, лежащих в твердом отложении, но можно ожидать, что эти предметы подверглись действию прибоя и сильного потока воды.»

Миншалл также заметил, что орудия покрыты толстым слоем минеральных отложений. Этот слой, для образования которого требуется долгое время, толще, чем на орудиях, нанесенных на более древних террасах в том же самом районе.

Совокупность всех свидетельств опровергает предположение о том, что найденные Ренадом орудия — это обыкновенные камни, брошенные совсем недавно на пустынные каменные террасы. Миншалл отмечает: «�нтерпретация Ренадом коллекций с реки Влэкс-Форк как свидетельство большой древности человека на протяжении уже более полувека встречается с общим скептическим отношением и непризнанием со стороны американских ученых, хотя наверное, ни один из тысяч археологов не побывал на местонахождении и не видел самих артефактов.»

0|1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|

Rambler's Top100 informer pr cy http://ufoseti.org.ua